where@spn.by

Путь меча

Путь меча

Кендо — боевое искусство, которому в Японии обучаются на протяжении всей жизни. Но и минчане могут постичь тайны владения самурайским мечом. wM узнал у кендок клуба Subukan Сергея Балашевича и Андрея Котова, чего в кендо больше — духовной или физической составляющей и почему поражение — это хорошо.

Автор: Александра Корытова

— “Кендо” с японского переводится как “путь меча”. Расскажите о своем пути в этом виде боевого искусства.

Сергей Балашевич: Мне всегда нравилась японская культура: самураи, мечи. Однажды по телевизору я увидел бой кендо и узнал, что этому можно обучиться в Минске. У меня появился сэнсэй Эдуард Селезнев, с которым я тренировался с 2011 года. Хоть цифра и выглядит внушительно, для кендо это не срок. В Японии кендо включено в программу физвоспитания в школах, занимаются им с 4-5 лет и до глубокой старости.

Андрей Котов: У меня опыт еще меньше — пять лет. Хотя очень жалею, что не занялся раньше. 

Концепция кендо состоит в том, чтобы дисциплинировать человеческий характер посредством применения принципов катаны (меча). Философия кендо: ки-кен-тай-но-ичи — единство меча, духа и тела.

— Каких успехов удалось достичь за это время?

С.Б.: Как и в других боевых искусствах, в кендо есть степени: сначала ученические степени кю, затем — даны, от первого до десятого. У меня первый дан, который я получил спустя пять лет тренировок. У Андрея — первый кю. Но есть такой момент: в Беларуси нет возможности аттестоваться на дан, потому что в комиссии должны быть мастера четвертого и пятого данов, а у нас таких пока нет. Поэтому для получения разряда необходимо ехать за границу.

А.К.: Добавлю, девятый и десятый дан существуют лишь номинально, сегодня нет ни одного живого мастера с такой степенью. Японцы никому их не присваивают, считая, что нет достойных кандидатов. Хотя официально в Японии различные даны имеют порядка 1,2 миллиона человек. Ну а тех, кто имеет кю, никто даже не считал.

— Звучит так, будто это сложное искусство постичь практически невозможно.

С.Б.: Всё возможно, было бы желание. В этом виде боевого искусства не так важны возраст и физическая подготовка, как опыт, реакция, умение быстро мыслить. А качества эти можно развить в любом возрасте. На семинары приезжают и 75-летние кендоки. У кендо есть и спортивная составляющая: проводятся чемпионаты мира и Европы по кендо. Все 17 чемпионатов мира по кендо выиграли японцы. Серьезную конкуренцию составляют пока только корейцы.

А.К.: Как Сергей уже говорил, в Японии человек может заниматься кендо всю жизнь. Чтобы понять это искусство до конца, наверное, нужно родиться там. Но то удовольствие, которое получаешь от тренировок даже не будучи японцем, бесценно. Кендо учит мыслить. Простой пример: удар считается правильным (иппон), если он нанесен по правильной зоне защитного доспеха правильной частью меча (синая), под правильным углом, с правильным таймингом, с вложением в удар энергии тела и духа (киай) и с демонстрацией контроля ситуации после удара (заншин). Кроме того, правильность удара может определяться даже по звуку! Субъективность судейской оценки — одна из причин, почему кендо не является олимпийским видом спорта.

А еще с годами понимаешь, что важно не продумать все движения наперед, а использовать ту или иную технику или удар на подсознательном уровне, когда спонтанно, в долю секунды, принимаешь решение в ответ на действие противника. Ведь в кендо нет как таковой защиты. Есть атака и контратака.

— Читала, что в поединке мужчина может стоять против женщины.

А.К.: Тренируемся мы вместе, но всё же на сиай (состязание) участников разделяют.

С.Б.: В кендо главное — уважительное отношение к сопернику, задача — не навредить. А ведь это контактный вид спорта, с мечами, пусть и из бамбука. Но культура и этикет здесь играют главенствующую роль, и речи не может быть о том, чтобы просто побить кого-то. Людям с оружием без строгого этикета нельзя: шаг вправо-влево, тебя не так поняли — и последствия будут печальными. В Японии во времена самураев это всё понимали, ведь опытному самураю достаточно одного удара, чтобы убить обидчика.

А.К.: Судя по японцам, которые приезжают к нам, этикет и соблюдение ритуалов играют роль не меньшую, чем техника. Мы стараемся чтить правила. Поклон до определенного угла, который зависит от человека перед тобой, с правильным положением рук. В зале рассаживаемся согласно иерархии в клубе, которая зависит от степени и опыта. Старший из нас дает команду к началу кейко (тренировки). Кроме того, ученик должен быть немногословен, на слова учителя отвечать: “хай” (да), не перечить. Даже если за стенами зала это ваш близкий друг или начальник.

С.Б.: Важно и уважительное отношение к синаю. К примеру, его нельзя ставить острием на пол, переступать через него. А ведь это не боевая катана, а лишь конструкция из бамбука. (Улыбается.)

— Правда ли, что кендоки моют полы перед тренировкой?

С.Б.: Правда, но мы этого не делаем, потому что снимаем помещение для тренировок, а оно уже подготовлено. В Японии же медитации и практики проходят в додзё —священном для человека месте, к которому он относится с большим почтением, отсюда и ежедневное мытье полов. Там нельзя громко говорить, начерчена ограничительная линия, за которую нельзя заходить, и есть священное место, где находятся определенные предметы и свитки. Мы тоже тренировку начинаем и заканчиваем медитацией, чтобы сначала настроиться на занятие, а после — успокоиться и переключиться на будничные дела.

— Заниматься кендо может любой?

С.Б.: Любой взрослый человек, который хочет и настроен получать новые знания и навыки. Отмечу, что занятия в клубе Subukan проходят два раза в неделю в спортивном зале школы №61. Синай и кэйкоги (форму) мы на первое время выдадим. Главное, чтобы человек понимал: он не придет и с первого занятия не начнет владеть мечом, как герой любимого фильма про самураев. Первые недели учим правильно двигаться, затем — держать меч, и только потом первые удары. Причем с годами поединки становятся всё более статичными, где всё решает один обдуманный молниеносный удар.

А.К.: В ходе тренировок романтическая мишура отпадает быстро — и начинаешь понимать, что это определенный склад мышления, красота, сформированная вековыми ритуалами и большим трудом. Кейко — это дань уважения прошлому. Кендо меняет тебя внутри: становишься более сдержанным, спокойным, стрессоустойчивым. Учишься управлять своим телом и мыслями. А если, к примеру, видишь, что твой оппонент точно сильнее тебя, можно применить тактику “атака с полной самоотдачей и самопожертвованием”. Собираешь волю в кулак и бросаешься в бой. Если повезет нанести правильный удар — хорошо, нет —  попробуешь в другой раз. (Улыбается.)

— Что мотивирует вас заниматься?

А.К.: Осознание того, что нет предела совершенству. Ты владеешь определенными техниками, имеешь опыт, но, когда встаешь против более сильного противника, понимаешь, что на самом деле еще ничего не знаешь. А это повод постоянно совершенствоваться. Нелегкая практика, поэтому японцы говорят: “Там, где умирает обычный человек, рождается кендока”.

Мотивируют и поражения. Ведь после них обдумываешь сиай: что сделал не так, где плохо сработал. В эйфории от победы мало что анализируешь. 

Кендо закаляет характер. Во время аттестаций кейко иногда идут непрерывно на протяжении двух-трех дней, и только в конце последнего дня, когда силы уже на исходе, проходит аттестация. И всегда, если сэнсэй говорит “Делай”, ты идешь и делаешь через “не могу”.

С.Б.: Когда во время поединка удается обмануть соперника, за долю секунды продумать и сделать хороший удар, испытываешь моральное удовлетворение. А после тренировки ощущаешь такой эмоциональный подъем и легкость, что с лестницы хочется не спускаться, а лететь. Это моя жизнь, без этого я уже никуда.

Фильмы, где можно увидеть постановочные поединки кендо

“Меч”, реж. Кэндзи Мисуми (1964)

“После дождя”, реж. Такаси Коидзуми (1999)

“Боевая песня”, реж. Кадзуёси Кумакири (2017)