where@spn.by

“Наш роман с Минском был довольно сложным”.

“Наш роман с Минском был довольно сложным”.

Следуя зову сердца, всегда найдешь свой путь. Февральская прогулка с грузинским режиссером-постановщиком, сценаристом, создательницей перформанса Opus Magnum Тэклой Гелбахиани была не только физической, но и ментальной. Мы ходили по заснеженным улицам и путешествовали по волнам памяти, лавируя в потоке эмоций и чувств.  

Автор: Александра Корытова

Любовь не с первого взгляда

— В Минск я приехала из Москвы шесть лет назад. Не могу сказать, что это была любовь с первого взгляда. Наш роман с Минском был довольно сложным, мы долго привыкали друг к другу. Дело в том, что, когда приезжаешь в город в качестве туриста, изначально настроен восхищаться. А когда меняешь место жительства, оказываешься совершенно одна в чужом городе, без друзей, без поддержки — это другое. Даже встретил Минск меня недружелюбно: был хмурый ноябрь, вокруг — серость. Выхожу из аэропорта — и роняю фотоаппарат. Дорогой объектив вдребезги.  

фото: Александр Стрелец

Я долго привыкала к неспешному ритму Минска. Я человек очень деятельный, каждый день мне нужен энергообмен, синергия: ты отдал эмоции — тут же получил новые. А здесь даже людей на улицах мало по сравнению с Москвой. Был момент, когда я ощущала себя маленькой потерянной девочкой в пустом городе.

Но довольно быстро ситуация изменилась. Человек я творческий, инициативный, вокруг меня стало появляться много душевных, таких же активных, наполненных неординарными идеями людей. Белорусы радушные, открытые, готовые прийти на помощь другим. Спустя какое-то время я полюбила Минск всей душой. Он стал моим истинным домом, в значении не “стены и крыша”, а местом, где хорошо, куда хочется возвращаться, где живет твоя душа. Не раз он настраивал меня на поэтический лад. Но пишу я больше для себя и близких: для меня лирика — это возможность выплеснуть то, что накопилось в душе, и получить обратную связь, которая вдохновляет. А белоруски вдохновили на фотопроект «Лица» – через объектив камеры я пытаюсь передать внутреннее состояние человека – его тепло, свет, красоту. Работаю над ним сейчас, планирую представить публике осенью.

Каждый закат прекрасен по-своему

Хорошо помню момент, когда ощутила, что Минск — моя родина. Я шла по проспекту Независимости во Дворец культуры профсоюзов, где должна была выступать моя дочь-балерина. В этот момент я осознала: здесь живут мои дети, здесь они формируются как личности, а значит, это город уже навсегда станет важной вехой моей жизни. Также очень люблю район Лебяжий, где, с одной стороны, урбанистический индустриальный пейзаж современного мегаполиса, с другой — водоем и почти дикий лес. Знаю одно местечко, с которого открывается вид на Свислочь, — наблюдать закаты здесь так же тревожно, как на море. Сначала солнце золотит водную гладь, потом наполняет ее красными оттенками и медленно уходит в воду, унося с собой еще один день.   

Мне приятно, что в Минске появляются такие места, как “Грузинский дом” на Куйбышева. Знать свою историю и традиции очень важно: это дает силы, помогает жить в настоящем и строить будущее. Здесь трепетно сохраняются традиции виноделия, неотделимые от Грузии. А вот Дни грузинской культуры, на мой взгляд, скорее туристический проект, не для носителей культуры.

Затрудняюсь ответить, какие элементы белорусских и грузинских традиций мне особенно близки. Грузия — это я сама, мое сердце, моя душа, каждой молекулой тела я грузинка. Беларусь — вторая Родина. В проекте, над которым работаю сейчас в качестве художника-постановщика, вы не увидите вышиванку, грузинскую чоху или русский сарафан, но идея культурной многогранности, поликультурализма прослеживается.

Проснуться в 4 утра от вспышки вдохновения

Еще одно мое хобби — живопись. Я тонко чувствую это искусство, сама пишу картины. На моей памяти было несколько художников, работы которых меня трогали настолько, что аж дыхание перехватывало. Но, к счастью или к сожалению, многих уже нет в живых. (Смеется.)

Когда я впервые увидела картины современного белорусского художника Владимира Кондрусевича, мой мир перевернулся. Владимир в своих полотнах с помощью человеческого тела передает разнообразные эмоции: грусть, радость, экстаз, боль. И при этом эмоции не ощущаешь глазами художника, а переживаешь через свой опыт, свою жизнь. Моим первым желанием было кричать на весь мир: “Посмотрите, среди вас живет гений!” В его картинах заключена целая Вселенная, которая отражает твои мысли, ставит перед тобой важные вопросы, будоражит до самых глубоких слоев подсознания.


“Midsummer” Владимир Кондрусевич. Художник, чьи картины вдохновили на создание проекта Opus Magnum

Познакомились мы в начале 2020 года. А в конце августа я проснулась посреди ночи: меня словно током ударило. Я еле дотерпела до утра, чтобы рассказать об идее, которая пришла мне в голову — оживить картины Кондрусевича. Он спросил: “Как?” Посредством пластики человеческого тела и музыки. Так родилась идея проекта Opus Magnum. Художник словно замораживает момент на своих полотнах, а я оживляю его, и повторять это можно бесконечно. Сценарий написала на одном дыхании, ведь я профессиональный сценарист. Дальше нужно было воплотить задумку в пластике тела и музыке. Мне нужны были профессионалы самого высокого уровня, которые понимали бы меня с полуслова и могли перенести фантазии на технический язык танца и язык музыки. Я отправила сценарий одному из, не побоюсь этого слова, великих композиторов нашего времени — Давиду Евгенидзе. Он является автором музыки к более чем 50 художественным и документальным фильмам, к двум балетам в Большом театре, обладатель множества наград в области кинематографии. Кстати, Давид очень любит Беларусь и был рад написать музыку для белорусской публики. Когда он прислал фрагмент…словами не могу описать, что я испытала. Это волшебно.

Балет, спектакль… перформанс

Сверхзадача постановки — дать зрителю возможность ощутить целую палитру чувств, через себя пропустить страсть, ярость, ревность, переживание, исступление, экстаз. А в конце испытать катарсис — очищение, перерождение. Иначе взглянуть на свою жизнь, поставить новые вопросы. Ведь между добром и злом, белым и черным, которые также условно присутствуют на сцене, существует множество полутонов.  

По факту это хореографическая постановка по мотивам картин. А вот в плане жанра я долго думала. И поняла: перформанс точнее всего отражает суть. Да, перформанс должен эпатировать. Но посмотрите на картины автора: обнаженные тела (одежда и не нужна) плюс огромный эмоциональный заряд. Словом соврать можно, а телом — нет. Я каждый раз присутствую на репетициях и настаиваю, чтобы артисты не играли, а проживали роль, перевоплощаясь.  

Тэкла Гелбахиани

Я не боюсь быть необычной, эпатировать и уверена, белорусская публика поймет и примет проект. Нельзя смотреть только на 20% того, что перед вами, — нужно расширять горизонты. И минчане умеют выходить за рамки, понимать и ценить искусство. Что-то понятное, простое приедается, даже после сладости хочется горечи. А когда я даже просто рассказываю о проекте, равнодушных нет. Кто-то говорит: “Вау, такого еще не было!”, кто-то: “Это так странно, необычно”. Любой отклик — позитивный или негативный — это эмоция, реакция. Opus Magnum — это главное из трех творений моей жизни. Двое — это мои дети. Сейчас я вынашиваю этот проект в сердце, довожу до совершенства форму. В октябре 2021-го его смогут увидеть белорусы, а дальше — зрители по всему миру. Я уверена: если говорить сердцем, вас услышат и поймут все.

Зеленовато-медовый прищур…

Красивые длинные пальцы с трепетом обхватывают кисть.

Легкое движение руки — и фигура оживает.

Будто маленьким мазком,
он вдохнул в него душу.

— Теперь вы поколдуйте, — слышу издалека.

Тэкла