where@spn.by

“Сейчас работаю над главным делом своей жизни”

“Сейчас работаю над главным делом своей жизни”

В мастерской белорусского художника Владимира Кондрусевича, как и в его картинах, каждая деталь скрытый смысл. На колонне — рисунки дочери, под потолком — композиция из ржавого железа, а на мольберте — неоконченная картина, создаваемая специально для проекта Opus Magnum.

Автор: Александра Корытова

Фото: Александр Стрелец

В мастерской, наполненной музыкой Шопена и светом, который льется из больших окон, первое, на что обращаешь внимание — эскиз росписи храма. Фрески — одни из первых ключевых работ автора: когда-то его дипломной работой стала фреска в костеле святого Андрея Боболи в Полоцке. Потом «нашумевшая» роспись костела Святого Антония в Витебске. Поэтому мы начали разговор именно с них.

О связи религии и искусства

— На столе вы видите эскиз росписи, которая украсит стены костела в Витебске, который сейчас строится.

Изображения выглядят очень современно для культового здания: герои в деловых костюмах, красная дорожка и…музыканты с гитарами.

— Для меня это достаточно традиционно. Люди меняются, и нельзя языком XII века достучаться до современного человека. Вопросы религии актуальны во все времена, и Священное Писание всегда трактовали по-разному, в зависимости от реалий жизни. Если мы хотим найти контакт со зрителем, то должны говорить на его языке.

“Лестница в небо” — отсылка к лестнице из сна Иакова, которая соединяет Землю и Небо, она же напоминает девять кругов ада Данте. Вот так, цепляясь один за другой, накладываются смыслы, мотивы — и рождается многослойная аллюзия.

Журналисты развели шумиху вокруг росписи костела Святого Антония в Витебске. На одной из фресок, рассказывающих о событиях Божьего Откровения, мудрецы приходят поклониться Христу — бездомные и сильные мира сего, в которых угадываются известные политики. Задумка — показать, что главная сила в мире — это Бог. А герои…я не мог сделать иначе. Это были тревожные времена: Северная Корея провела ядерное испытание, происходили убийства на религиозной почве… В такой момент рисовать ясли и осликов нечестно.

Владимир Кондрусевич

Художник должен быть честен с самим собой и рассказывать о своих переживаниях в данный момент. Он не может быть оторван от реальности. Только тогда зритель захочет понять его искусство. Тем более что в искусстве и религии есть много общего. Юваль Ной Харари, автор бестселлера “Sapiens: Краткая история человечества”, считает, что именно умение мыслить абстрактно сделало homo sapiens победителем над другими видами. Умение создать идею и донести до масс ее суть является фундаментом формирования цивилизации. И сделать это можно разными методами: с помощью религии, изобразительного искусства, музыки, политики и так далее.

Мы обходим мастерскую и задерживаем взгляд на закрученном куске металла, из которого вырезаны шагающие ввысь люди.

— Конструкция из серии “Генезис”, выполненная из металла, может восприниматься как Вавилонская башня или молекула ДНК. А вот более прямая отсылка к религиозной тематике — алтарный триптих из серии “Анестезия” – раздумье на тему “боли”, о том, как с ней взаимодействовать и для чего она. И если алтарь открыт для всех, то рядом есть и место уединения — “тайная комната”, как крипта в храме, где находится работа Via Dolorosa, рассказывающая о пути Христа на Голгофу. Задумываешься о собственном жизненном пути, о том, зачем ты здесь.

Тело — лишь форма для передачи идеи

На мысли о поиске своего предназначения наталкивают и полотна из серии “Третья волна”, часть из которых мы видим в мастерской.

— В современном искусстве тенденция отказа от фигуративизма стала одной из основополагающих. И для меня человек на картине выступает в качестве формы, сосуда, необходимого для передачи эмоционального посыла. То есть телесность служит лишь средством для передачи переживаний и эмоций.

Дано мне тело — что мне делать с ним,
Таким единым и таким моим?
За радость тихую дышать и жить
Кого, скажите, мне благодарить?

Осип Мандельштам

К примеру, если Джексон Поллок передает мысль через абстрактные красочные взрывы, то я — через тело. Потому что, на мой взгляд, это самое совершенное создание природы. То есть, глядя на картину, мне хочется, чтобы зритель увидел больше, чем прыгающего или кувыркающегося человека, почувствовал тот адреналин, внутренний подъем, которые сопровождают это действие. 

Что касается серии “Третья волна” — это тоже отражение моего внутреннего состояния на тот момент. Прочитав книгу Элвина Тоффлера “Третья волна”, которая была написана в 80-е годы в Америке, я понял, что многие отмеченные в ней проблемы актуальны сегодня. На смену охоте пришла аграрная цивилизация, затем происходит индустриальная революция, когда рушатся все устоявшиеся в обществе каноны. К примеру, институт семьи: ведь если раньше людям необходимо было держаться вместе, то сегодня становится возможным в одиночестве воспитывать ребенка, работать и быть самодостаточным. Когда из-под ног ускользают точки опоры, базовые ценности. “Когда теряет равновесие твое сознание усталое, когда ступеньки этой лестницы уходят из-под ног, как палуба…” — писал Иосиф Бродский. Ты пытаешься разобраться и понять, взаимодействовать с этим, противостоять или смиренно принимать.

Для Владимира, судя по всему, семья несет фундаментальное значение — несущий столб в мастерской обклеен рисунками дочери. В другой комнате, под потолком, висят оригами сына.

Случайности не случайны

Когда я пишу, нахожусь в потоке, идеи постоянно обогащаются новыми фактами, формулировками, ты находишь в истории людей, у которых схожие с тобой системы ценностей. Причем идеи приходят с самых неожиданных сторон. К примеру, в новой фреске для витебской церкви есть сюжет про падших ангелов, вместо лиц у них должны быть маски. Долго не мог придумать одну. И вот, слушая биографию Марины Цветаевой, вспоминаю про маску Казановы. Орнаменты на куске металла для серии “Анастезия” были взяты из детских рисунков моей дочери.

Наверное, такая неслучайная случайность свела меня с Тэклой, режиссером проекта Opus Magnum. Для меня танец — одна из форм выражения чувств. Он всегда вдохновлял меня, откликался во мне — обожаю работы Михаил Барышникова, Вячеслава Иноземцева, выступления театра Пины Бауш. А Тэкла, помимо того, что очень тонко эмоционально прочувствовала мои картины, еще и предложила их соединить с хореографическим искусством. И я понял, что готов к главному делу своей жизни — Opus Magnum.

В потоке

— Помню, был период, когда мне казалось, что в полотнах 50 на 50 сантиметров я могу выразить то, что мне важно в данный момент. Для истории искусства это не ново. Например, малые голландцы в XVII веке умещали свои мысли в миниатюрные изображения. А соцреализм, наоборот, тяготел к монументализму. Одна из важных для меня работ на этот период — Midsummer, кстати, на которой изображен вид из окна моей мастерской на проспект Независимости. Потом пришло осознание, что есть силы и творческая зрелость для создания главной работы в моей жизни. И тут я знакомлюсь с Тэклой и начинаю трудиться над эскизами для собора в Витебске. А там будут не только фрески длиной 18 метров, но и витражи, которые я расписываю.

— Расскажите о картинах, которые публика впервые увидит на презентации Opus Magnum, а wM посчастливилось рассмотреть в процессе создания.  

— Начну издалека. Не так давно закончилась выставка керамики в Музее-мастерской Азгура “Солнцестояние”. Было желание связать славянские традиции с историей человеческой цивилизации, керамику — с балетом. Вместить героев мифов и легенд в замкнутый солнечный круг. Это была следующая после серии “Третья волна” большая тема, которая нашла отражение в керамике, в этой солнечной картине, которую видите на стене. Произошло это после пленэра на Куршской косе в Литве. Бескрайнее небо, солнце, море вдохновили меня на новый, более светлый, позитивный, период в творчестве. Кстати, деревяшки, подвешенные на потолке, как раз оттуда — это омытые морем кусочки дерева. Так вот, одна из тарелочек — отсылка к офорту Франсиско Гойи “Сон разума рождает чудовищ”. Я начал развивать эту тему в живописи, в частности в новых полотнах. Поспешно говорить о смыслах: я нахожусь в потоке, в ежедневной работе, а значит, идея будет постоянно обрастать новыми смыслами. Прекрасно, что есть возможность и силы реализовать задуманное. А у зрителей будет возможность увидеть их в рамках проекта Opus Magnum в октябре 2021 года.