КИНО 

Писатель Константин Образцов о сериале «Клипот»: «Авторы смело рисуют «отцов», спрашивать у которых нечего, учиться нечему, а жить хочется как угодно, но только не так, как они»

Константин Образцов • 23 января 15:20

Не успела пройти и неделя с премьеры психологического триллера «Клипот», созданного при поддержке ИРИ, а сериал уже успел стать одним из самых обсуждаемых на просторах социальных сетей.

Это история о «золотой молодежи», которая отказывается от общепринятых ценностей и идеалов якобы ради прекрасного мира будущего, а начинается все с возвращения в город после учебы за границей Антона Раевского (Евгений Романцов). Николай Шустов (Иван Мулин), его друг детства, стремится возобновить общение и знакомит того со своей компанией. Философские дискуссии, поиски себя и своих пределов, флирт, но постепенно тесты на вшивость становятся все жестче, а источники драйва – все экстремальнее. Названием берут броский термин из каббалы «Клипот», и ему суждено прогреметь на весь город, когда размеренная жизнь горожан неожиданно прерывается сообщением о бомбе, заложенной в новом культурном центре. 

Проект, к слову, оценили не только множество зрителей и мы, но и писатель Константин Образцов.

Писатель Константин Образцов о сериале «Клипот»: «Авторы смело рисуют «отцов», спрашивать у которых нечего, учиться нечему, а жить хочется как угодно, но только не так, как они»

Константин Образцов, писатель

Буквально на днях состоялась премьера сериала «Клипот», криминально-политического триллера об экстремистской молодежной группировке, действующей в небольшом городе. Вы были одним из первых зрителей сериала. Что можете сказать тем, кто еще только собирается посмотреть «Клипот»?

Не делайте поспешных выводов и непременно досмотрите первую серию хотя бы до половины. Сериалу точно есть, чем по-хорошему удивить, при том, что поначалу все кажется очевидным. 

Лично мне после первых пятнадцати минут хотелось иронически высказаться о том, что авторам потребовалась недюжинная смелость, чтобы соорудить коллективный портрет деструктивной молодежи и врагов общества: феминистка, уличная художница, администратор оппозиционного Telegram-канала, выпускники европейских университетов, участник протестных акций. Как будто Фамусов (один из ключевых персонажей комедии Александра Грибоедова «Горе от ума» – Прим. ред.) вздумал снять назидательное кино и вещает с экрана: вот то-то, все вы гордецы! Спросили бы, как делали отцы, учились бы, на старших глядя!

Однако очень скоро довольно прямолинейная экспозиция заканчивается, и уже совершенно неиронично хочется с уважением оценить ту смелость, с которой авторы рисуют тех самых «отцов», спрашивать у которых нечего, учиться нечему, а единственное желание, которое возникает при взгляде на них, это жить, как угодно, но только не так, как они. 

Собственно, один из представителей старшего поколения прямо говорит об этом, объясняя страшные поступки детей:

«Они просто хотели изменить мир, потому что мир, который мы им даем, слишком отвратителен, чтобы оставаться прежним». 

Это противопоставление условного мира «детей» без смыслов и «отцов» без любви сразу наполняет мотивацией, объемом и жизнью образы главных героев. 

Авторы не дают снисхождения ни своим персонажам, ни окружающему пространству, и жгут глаголом, выдавая периодически что-нибудь залихватское, типа:

– У нас нет чернокожих. 

– Братан, это Россия! Мы тут все чернокожие. 

Достается всем, а параллели с реальностью порой настолько явны, что сериалу пришлось предпослать дисклеймер в том смысле, что нет, ребята, показалось, мы никого не имели в виду. 

В итоге представлявшееся поначалу шаблонное морализаторство превращается в безжалостное препарирование социума, без навязанных бинарных оппозиций «плохой и хороший», но по принципу «оба хуже», что в контексте произведения выглядит органично. 

Много говорится о том, что «Клипот» – это роман Достоевского «Бесы», перенесенный в наше время. Так ли это?

Конечно, это не экранизация романа «Бесы» в современных декорациях, и даже не кино по мотивам. Да, здесь много аллюзий и реминисценций к роману Достоевского, и зритель может порадовать себя узнаванием Ставрогина, Верховенского, даже сестры капитана Лебядкина (персонажи романа Ф. М. Достоевского «Бесы» – Прим. ред.). Однако все они как будто живут в альтернативной реальности: кажется, что те же люди, но с другим опытом и предлагаемыми обстоятельствами; почти буквально процитированные сцены из «Бесов», но с иным смыслом и сюжетной ролью. 

«Клипот»

Это как в калейдоскопе: стеклышки те же, а узоры из них получаются разные. 

«Клипот»

Отсылки к Достоевскому здесь – это один из ключей расшифровки смыслов сериала, важный, но не единственный. 

Потому что не менее важным является само название. 

Клипот – слово неизвестное широкому зрителю, настолько же интригующее, насколько и непонятное. Что оно означает? И почему, по вашему мнению, авторы выбрали его в качестве названия?

Это понятие из каббалы очень добросовестно объяснено в сериале: демонические миры, рассеивающие божественный свет и питающие бытие материального мира. 

Не вдаваясь в подробности толкования Зогар или концепции цимцум лурианской каббалы, обращу внимание на одно очень важное свойство клипот: они поглощают свет, капсулируя его и превращая в ничто. 

«Клипот»

Клипот – это пузыри абсолютной тьмы и пустоты, замкнутые непроницаемой оболочкой. 

«Клипот»

И это еще один ключ к дешифровке художественного кода сериала: зло здесь рождается из абсолютной смысловой пустоты. 

И мир, и все персонажи оказываются замкнуты внутри оболочки клипот, в бессветном пространстве, где бессмысленно и бесцельно само зло, где неприкаянные дети, никчемные отцы, где брат продает малолетнюю слабоумную сестру «кавказцам», где правосудие отправляют люди с чистыми головами, похожие на импортозамещенную версию жидкометаллических терминаторов, сотрудничество с которыми, кстати, дело отнюдь не благое. Потому нет ни правосудия, ни справедливости, ни добра, вместо Библии – Каббала, преподносящая в итоге свой смертельный сюрприз, невиновные гибнут, а настоящее зло оказывается безнаказанным. На единственный возможный выход робко указывает юная инокиня, предлагающая одному из главных героев уйти в монастырь. В контексте реальности сериала трудно не согласиться, что иных вариантов нет, но и этот, мягко скажем, не манит.

«Это пошло. Малодушно и пошло», – отвечает герой, предпочитая раствориться в бессветной пустоте, и чистый трагизм финала не скрадывает даже пасторальная визуальная цитата из «Отцов и детей» Тургенева в конце фильма.

Сериал иногда царапает излишней прямолинейностью, иногда срывается в неправдоподобность. Но, на мой взгляд, у авторов получилось главное: это увлекательная история, которую хочется досмотреть до конца, и художественное высказывание, которое стоит того, чтобы его услышать. 

Источник: peopletalk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий