Сеть городских журналов Where Magazines:
в 70 городах мира c 1936 года

Город

Филипп Чмырь: "Я очень не люблю толпу"

 
 

Провокатор, тролль, рекламщик, авангардный музыкант и перфомер, лидер группы Drum Ecstasy, Филипп Чмырь, рассказал where Minsk, почему больше нет смысла записывать альбомы, о "георгиевской ленточке", психическом здоровье нации, комплексе провинциальности и любви к Родине.

В медиа всегда работают сплошные скандалы. Если ты хоть чуть-чуть на виду, ты автоматически — объект, и ты уже обязательно что-то спровоцировал и замешан в этом.

На данный момент я замешан как минимум в истории с "георгиевской ленточкой". Я считаю акцию с ленточкой очень клевой. 9 мая — один из моих любимых праздников. У меня бабушка подпольщица, дед танкист, а деда пограничника мы в этой войне потеряли. Я ношу этот символ с гордостью. Он меня не смущает, и я его использую из принципиальных соображений. У меня есть эмоциональная связь с этим днем через семью и через людей, которых я знал и с которыми общался. А вот с Грюнвальдом и битвой под Оршей у меня связи нет, и я не очень понимаю людей, у которых бабушки и дедушки воевали во Второй мировой, а связь у них именно с Грюнвальдом. Между прочим, радужный флаг я в определенные дни тоже использую, и значок Палестины в знак солидарности надеваю.

Моя жена недавно привезла из Финляндии детские майки. Там советская тельняшка, а на груди звезда. О чем это говорит? О психическом здоровье нации, о том, что у финнов нет комплексов относительно той войны.

Комплекс провинциальности у нас, белорусов, был всегда. Мы раньше постоянно слышали, что надо ехать в Москву или в Питер. А там уже мы слышали, что нужно ехать в Европу. Провинция Европы мы или провинция России — зависит от того, в какую сторону смотрит тот, кто это утверждает. Это будет продолжаться до тех пор, пока эти люди будут потреблять медиа-продукт, сделанный в другой стране, и ментально существовать в чужом локальном информационно-культурном поле, но это удел всех небольших стран.

Я — за империи. За большие страны и объединения. Я вырос в большой стране и не хочу жить в маленькой. Империя моей мечты — ООН и ее верховенство во всем мире.

Давайте честно скажем: дорогие наши белорусские производители пива заявляют, что они платят только иностранным артистам, а отечественные и так сыграют. Так вот когда белорусское пиво станет бесплатным для белорусов в магазинах, тогда, может быть, мы и сыграем на ваших фестивалях забесплатно.

Не вижу больше смысла записывать альбомы и выпускать CD. Смотрите, это очень простая арифметика. Вот произвели мы диск. Чтобы не выглядеть жлобами, он должен стоить 10 евро, максимум 12. Из них 1 евро я должен отдать человеку, который их продает, 1 евро уходит GEMA (авторское общество Германии), сам диск стоит минимум 2 евро, но еще 1 евро мы должны отдать лейблу. 5 евро у меня остается группе. Делим это на количество участников, итого каждому по 1 евро... Я не хочу этим заниматься! Мне показалось, что удобнее залить все на iTunes. Через год я расскажу, как это работает. Весной у нас будет тур по Германии, и думаю, что смогу увидеть корреляцию. В Германии, что удивительно, производство альбомов еще работает. Люди до сих пор покупают CD, есть оборот, и прибыль от продажи дисков довольно большая — 62%. Они сами говорят, что застряли в 90-х. Хотя и винил у них растет, но цифровые продажи есть.

Drum Ecstasy больше не будут выпускать альбомов, только синглы и EP. Синглы работают. Правда, выпуск нового EP нам пришлось отложить, поскольку наш звукорежиссер Андрей Жуков переехал в Харьков. У него там новая студия — экран размером с окно и контрольные мониторы по 15 000 долларов за штуку. Мы очень привыкли к его звуку, привыкли к этому качеству. Мы даже привыкли ругаться из-за аранжировки, но достигать согласия. Мы обычно сначала играли, записывали, Жуков все это крутил, а потом мы все начисто переписывали. Эта работа очень медленная, но она нам очень нравилась. У нас должен был выйти сингл сейчас, и с сентября мы думали сделать еще три, но я пока не понимаю, как работать на таком расстоянии.

Я не поп-артист. Но мне важно, какая у меня марка дрели. Я использую шуруповерт, дрель Bosch, бас-гитару Hohner. По поводу эффектов модуляции, которые вы слышали в Scheisse, у меня очень сильная примочка, Zoom B9.1ut. Это мощный прибор. Он весит почти 6 кг, вышел маленьким тиражом и с момента выпуска подорожал в три раза. С ним можно выстроить в цепочку 9 эффектов плюс подмешать чистый звук баса.

Музыкальный бизнес — как и любой бизнес. Мы выбрасываем на рынок одинаковые машины. И если вы хотите конкурировать в среднем сегменте — вкладывайтесь в PR или делайте ее дешевле. Есть потолок, выше которого никто не купит ваш продукт. И то же самое с билетами на концерты. Я понимаю, что нужны деньги, но если за эту сумму тяжело пройти на концерт, нужно сделать, чтобы цена была комфортной и мероприятие не выглядело мусором. При этом вход на концерт не должен стоить как пиво — ну, может быть, как два пива. А вход на выставку в галерею или арт-пространство должен быть не дороже посещения общественного туалета, если выставочный зал такого же размера. 

Каждый белорусский артист должен понимать, что мы конкурируем с дотируемыми зарубежными музыкантами. Это довольно нечестная конкурентная борьба. Мы облагаемся в этой ситуации другими налогами, получаем другие доходы, работаем без инфраструктуры. К примеру, немец, прокатывающий европейскую и неевропейскую группу, облагается разными налогами — вернее, в одном случае не облагается, в другом — облагается.

Нашим начинающим исполнителям я могу посоветовать выбрать свою лучшую песню, хорошо сделать ее, снять клип и продвигать его, проплатами за показы, например, в Youtube. Наши СМИ на самом деле ничем не интересуются, это нужно понять и знать. Подготовить концертную программу, снять ее на видео в хорошем клубе или на фесте, выложить на свой канал. Обзавестись менеджером и продвигать себя, писать промоутерам, искать контакты. Играть везде, где только можно. Искать программы и обмены для музыкантов за рубежом. Найти хорошего букера. И хорошего водителя с микроавтобусом.

Моя любимая музыка — джаз-авангард. FMP и подобные ему лейблы. Если я в Европе, то стараюсь ходить в специальные клубы на концерты. Остальную музыку воспринимаю в контексте. К примеру, мне нравится рейв-культура как явление, но дома это не слушаю. В детстве я слушал Led Zeppelin, а до этого, конечно же, The Beatles. В 12-14 лет я слушал Charles Mingus. Мне нравилась у The Beatles именно их темная сторона, все их тяжелые, мрачные, экспериментальные, психоделические вещи. И у Pink Floyd мне нравились именно длинные, гипнотические начала песен. Впоследствии я стал осознанно искать такую музыку. Оказалось, что такая музыка есть и ее довольно много.

Я помню, как в 1990-х пришел рейв. Медитативный танец, танец отчуждения в толпе. Кто-то когда-то удачно сказал, что рейв — это музыка клерков. Он отсидел в офисе в противоестественной одежде, занимаясь ерундой, а теперь танцует отчужденный, обращенный внутрь себя танец.

Меня всегда интересовал максимальный эффект минимальными средствами. Поэтому мне больше нравилась графика, чем живопись. Я не люблю перегруженное. Меня завораживает, когда смысл передается одной линией, когда простая вещь может вмещать в себе невероятное содержание.

Основная задача человека сегодня — это противостояние психозу. Люди очень легко ведутся на всякую ерунду. Манипулировать ими так просто. Их мнение можно поменять за три секунды: один вброс — и они накидываются скопом на того, кого только что обожали.

Мой личный рецепт — небольшая доля придурковатости, которая делает человека практически неуязвимым. 

Я родился в Минске. Это моя родина. Чтобы любить родину, на ней нужно жить. Мне нравится в Европе, мне близка Германия, Скандинавия. Но я живу дома, у меня здесь друзья, здесь мама. Я прощаю любовь на расстоянии тем, кто лишен возможности любить родину дома, настоящим политическим беженцам. Но мне не нравится, когда 90% тех, кто любит родину, живя в других странах, рассказывают мне о том, как именно я должен ее любить. Другой момент, который мне не нравится — когда те, кто приехал в Минск из других мест, пробуют меня научить тому, как родину любить. Родину любят каждодневным трудом, уходом за своим домом, двором, районом. Можно любить или не любить страну, идею, власть, но родина — это место, в котором родился, поезжай на свою родину и покажи, как ты ее любишь, или помолчи.

В Минске стало очень хорошо. Это лето было наполнено событиями настолько, что я не успевал бегать с одного на другое. 

Мне кажется, что объективным быть невозможно. Но меня раздражает наличие только одного мнения, когда всем и так все ясно. Я начинаю представлять противоположную сторону, даже если придерживаюсь общей точки зрения. И не могу от этого отделаться, но я очень не люблю толпу. Потому что "там, где пьет толпа, родники отравлены".

Автор: Александр Галецкий

Дата публикации: 13.11.2017

Комментарии

Популярные события

Выходные в городе

ЖурналWhere Minsk

Новости

Популярные|Последние
 
 
Кинофестиваль "Человеческое достоинство, равенство, справедливость" пройдет в Минске с 1 по 10 декабря
 
 
В декабре пройдет конкурс красоты Miss Nigth2day Minsk 2017
 
 
В Минске открылся бутик обуви Stuart Weitzman
 
 
В Минск на открытие модного концептуального пространства приехали грузинские дизайнеры
 
 
В крафтовой серии "Калекцыя Майстра" от "Лидского пива" представили две новинки

© 2012-2015, LLC Travel-Press
База данных сайта и всех его поддоменов является интеллектуальной собственностью LLC Travel-Press и охраняется законом.
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.