Сеть городских журналов Where Magazines:
в 70 городах мира c 1936 года

Город

У клубного алтаря: видеоарт

 
 

Почему музеям и галереям многие современные люди предпочитают ночные клубы и вечеринки с электронной музыкой, что такое видеоарт и как он зарождался в Беларуси, где точки соприкосновения между искусством и развлечением — обо всем этом журналу рассказал Антон Слюнченко, один из создателей видеоарт-дуэта an angelico.

Антон Слюнченко и Виталий Дегтярев образовали творческий тандем в самом начале 2000-х годов; они еще не совсем представляли, чем будут заниматься, но у обоих душа лежала к фотографии, видео и современным технологиям. Будучи выходцами из сферы классического искусства, однажды парни нашли себя в клубном виджеинге, который стал одним из основных их занятий. Теперь ни одно из интересных ночных танцевальных мероприятий, включая Global Gathering и прочие масштабные фестивали, не проходит без их участия. При этом дуэт находится в тени своего творчества: надпись an angelico редко красуется на афишах мероприятий, лица их знакомы очень небольшому числу постоянных посетителей клубов, но трудно спорить с тем, что их труд — одна из основ особенной "атмосферы" вечеринок, о которой так любят говорить. 

— Антон, начнем с самого начала: где вы учились и как пришли к видеоарту?

— Мы с Виталиком учились в минском художественном училище. Конец 1980-х — начало 1990-х — это был очень интересный период. Студенты были предоставлены сами себе, часть преподавателей экспериментировали с образовательным процессом, чувствовалась полная свобода. Правда, перед защитой диплома нас обоих исключили за "слишком" космополитические взгляды. Позже училище мы все же закончили, и я уехал учиться дальше за границу. Поступил в Варшавский университет, где изучал историю искусств. Виталик начал работать дизайнером в рекламном агентстве.

— Что тогда происходило в Польше в сфере искусства?

— Польша тогда не была в Евросоюзе, но сильно туда стремилась. Поэтому ощущалась сильная западная экспансия, организовывалось много международных выставок. Я проходил практику  в центре современного искусства "Замок Уяздовски" и за несколько лет успел поучаствовать в организации выставок европейских, американских и японских художников, о которых сейчас в энциклопедиях пишут, например, Джеймса Таррела — одного из самых авторитетных художников, работающих со светом… Вспомнился интересный случай — пару лет назад смотрел "Евроньюс", там показывали церемонию вручения "Тёрнер Прайз" (Англия), престижной премии в сфере искусства. Смотрю и ловлю себя на мысли, что уже больно знакомое мне лицо художника, который ее получил. Оказалось — это Ричард Райт, который занимается настенной живописью. Однажды я практически нарисовал за него картинку! Он приехал со специальными трафаретами, с помощью которых создавал свои произведения. И в какой-то момент он попросил меня помочь нарисовать, я нарисовал, и он говорит, мол, слушай, а у тебя хорошо получается! И позволил мне полностью закончить его живопись.  

В то время как раз начал сильно развиваться видеоарт, его признали отдельным видом искусства и начали "выставлять" в музеях. В 1998 году в Амстердаме прошла выставка Билла Виолы, это американский видеохудожник, и она стала первой ретроспективной выставкой одного художника в этом направлении. Мне удалось тогда побывать на ней. 

— Где впервые были показаны работы группы an angelico?

— Мы с Виталиком создали an angelico в начале 2001 года. В том же году презентовали наше видео на международной выставке медиаискусства "Транзит_01" в Доме кино. Более того, ночью мы сделали то, что до нас еще никто не сделал — пустили видеопроекцию на здание, гостиницу "Минск". Второй проект мы сделали совместно со швейцарской художницей Лизой Штауфер, и он проходил в Доме дружбы. Она делала гобелены, очень концептуальные, и ей близки идеи супрематизма. Также мы пригласили Андрея Савицкого, и он записал специальный саундтрек, а на презентации играл лайв-сет из концептуальной минималистичной музыки. 

Мы до сих пор считаем, что эти два проекта были самые "чистые", настоящий видеоарт. Потому что они были подготовлены специально для конкретных выставочных пространств. Мы высчитывали все мелочи, все нюансы, ради того, чтобы создать атмосферу, среду, environment. 

— В чем ключевое отличие видео от других видов искусства?

— Видео, в отличие от живописи, фото и скульптуры, воздействует на человека комплексно. Живопись двухмерна, скульптура трехмерна, а видео, мало того, что может быть двух- или трехмерным, — к нему добавляется еще и развитие во времени. Плюс, его нередко сопровождает звук. Все в комплексе очень сильно воздействует! Свет и музыку можно ощущать физически. Из этого всего создается среда, в которую погружается человек, приходя на выставку.  Поэтому видеоарт никогда нельзя демонстрировать на мониторе, это просто бессмысленно. 

— Когда вы начали показывать видео в клубах?

— До клубов мы успели поучаствовать в нескольких проектах на специализированных компьютерных выставках в "БелЭкспо" и промо-акциях в клубах. А в 2003 году Вадим Кудряшов из Jet Sounds пригласил нас показать видео на вечеринке в "Мон кафе". Чуть позже мы стали постоянно выступать в клубах.

Это было обусловлено техническим прогрессом: в клубах появились проекторы и большие мониторы. Соответственно, нужно было что-то на них показывать… Сначала мы работали в "Белой веже", потом постоянным местом стал клуб "НЛО", после чего — AUroom. В целом, мы показали видео во всех средних и крупных клубах Минска. Плюс, с 2008 года мы являемся резидентами фестиваля Global Gathering Belarus, "Kocмoc Наш" и других крупных рейвов. 

— Как влияет диджей на ваш рабочий процесс?

— Он не просто влияет — мы от него полностью зависим. Он создает атмосферу — мы ее поддерживаем. Но только если у диджея есть две вертушки и туча треков, то у меня есть свой специальный пульт и штук 200 видео. И если диджей сводит только два трека друг с другом, то я накладываю друг на друга 3—5 видео, при этом добавляю эффекты, задаю цвет, ритм, яркость. И когда я чувствую, что диджей не просто играет музыку, а пытается сделать определенную атмосферу, я также начинаю выкладываться и способствовать этому. 

— Высказывают ли диджеи свои пожелания к видеоряду?

— Я очень хотел бы, но пока, в лучшем случае, мы можем обсудить концепцию вечеринки, и то не всегда. Вот в "Белой веже" мы обсуждали концепции — под диджея Коня. Было время, когда он увлекался тяжелыми роковыми миксами, это были  вечеринки "Конь-огонь", "Мегадэнс", "Шаман-шоу". И мы подмешивали видео выступлений групп The Who, Black Sabbath, Guns’n’Roses. Кстати, по поводу последней группы, — однажды мы сделали оригинальный видеоряд, который целиком и полностью состоял из двух образов: розы и пистолеты. 

— Интересен взгляд с вашей стороны: какие вечеринки были лучшими за последнее время?

— Стоит отметить, я не очень большой любитель танцевальной электронной музыки,  но в силу того, что мне с ней приходится работать, я в ней "немного" разбираюсь. Лучшей вечеринкой за последний год для меня стало выступление Луки Сапорито из Audiofly. Он отыграл очень персональный сет, куда вложил свою душу, это было настоящее откровение Артиста.  Позже приезжал Патрик Бодмер из M.A.N.D.Y., — и это была просто хорошая качественная вечеринка. 

Почему нам это все интересно? Клуб — это музыка, свет, видео и интерьер. Клуб — это среда. Именно поэтому с этим интересно работать: когда все элементы среды связаны и подчинены настроению, люди это чувствуют и погружаются в эту вечеринку, они чувствуют единение друг с другом в одном месте. 

— Нет ли здесь аналогии с правильной подачей видеоарта в галереях и музеях?

— Да, есть. Может, я скажу сейчас крамолу, но представьте следующее. Приходят молодые люди в музей. Смотрят на картину — и ничего не чувствуют. Почему? Они даже не задают себе такой вопрос. Но все же — почему так?

Вернемся на 5—7 веков назад. Предположим, ты живешь в своей средневековой хижине, занимаешься земледелием или ремесленничеством. В центре города стоит огромный собор, где все торжественно, величественно, и перед тобой невероятные картины художников. Играет орган, люди видят на картинах изображения Ада и Рая, сквозь цветные витражи льется "божественный" свет. Нет сомнений: люди были под сильным впечатлением. Похожие элементы присутствуют на вечеринках. Когда тебе грудную клетку качает музыка, льется свет и на экранах появляются прекрасные образы, другая реальность — ты входишь в экстаз.  Хотя в основном все вечеринки это сплошной Ад.

— Как воспринимают ваше занятие коллеги из мира искусства?

— Мне часто говорят, мол, entertainment — это не искусство. Но мне кажется, так нельзя говорить, время изменилось. Сегодня, как ни странно, искусство творится там, где происходит самое интенсивное движение. Похоже, что в Минске это именно клубы и различные рейвы. Потому что там атмосфера намного круче той, которая царит в галереях и музеях. Да, например, в Киеве ситуация другая — там искусство отвоевывает свое место, и представлено на таком же высоком уровне, как и entertainment, у нас же в этом плане провал. 

Я рад, что мы смогли влиться в эту среду. При этом не жалуемся на то, что нас кто-то не понимает, государство не поддерживает, не включаем бесполезное нытье… Но что есть то есть: классические художники считают, что мы занимаемся "не искусством". 

— А бывает какой-нибудь фидбек от посетителей вечеринок?

— О, это очень редкие случаи, и в основном от людей, которые нас уже знают. Но мы спокойно к этому относимся, предпочитаем находиться в тени того, что делаем, и просто получать от этого удовольствие. 

— Как вы создаете ваше видео и что лежит в его основе?

— Мы сами выбираем образы, снимаем видео, накладываем графику и анимацию. А основа нашего видео, помимо абстракции, — портрет. Для меня портрет — концептуальное выражение характера или какой-то идеи. Вот у меня была идея хаоса, я пытался через портрет выразить ее, или была идея того, что свой гнев лучше выражать, а не держать в себе — были портреты агрессивного плана. Есть видео — девушка смеется, но выглядит как истерика. Вот эти состояния мне интересны, мы такое видео часто показываем в клубах.

— Что из классического искусства на вас повлияло?

— Очень сильно повлияли портреты нидерландских живописцев XV столетия. В то время художники начали высказывать свое личное отношение к изображаемым персонажам. Впервые человек начал звучать индивидуально на картинах…  Также я очень часто вспоминаю произведение Яна и Хуберта ван Эйков "Гентский алтарь". 

— Посмотрим правде в глаза — люди приходят в клубы и на рейвы развлекаться. А нет ли у вас идеи показать видеоарт так же массово, но в более серьезной обстановке?

— Конечно, есть, и мы делаем определенные шаги в этом направлении. Мне очень  нравится современная хореография и серьезная музыка. У нас было несколько совместных работ с коллективом D.O.Z.S.K.I.  Кроме этого, мы делаем видео с RadicalFashion — я не воспринимаю их как шоу-кабаре, они занимаются перформансом. Удивительным образом они выросли до уровня большого искусства.

Более того, я уже ходил в филармонию с предложением сделать постановку, в которой смешиваются видео, музыка и танец, подготовить на высоком уровне и представить как искусство. Однако пока там никто не готов сочетать классику или неоклассику с электронной музыкой, видео и живым перформансом. Хотя под моим проектом уже готовы подписаться лучшие пианисты Беларуси. Но я надеюсь, что однажды у нас получится воплотить эту задумку и выступить на серьезной академической сцене.

Дата публикации: 15.10.2013

Комментарии

Популярные события

Выходные в городе

ЖурналWhere Minsk

Рекомендации Where Minsk

Новости

Популярные|Последние
 
 
26 сентября в Минске пройдет первый медицинский воркшоп
 
 
19 октября пройдет семинар "Низкий сезон в туризме: как работать и зарабатывать"
 
 
Uber: как стать отличником
 
 
В Минске высадился "Городской десант"
 
 
Модный бизнес: BelTexIndustry 2017

© 2012-2015, LLC Travel-Press
База данных сайта и всех его поддоменов является интеллектуальной собственностью LLC Travel-Press и охраняется законом.
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.