Сеть городских журналов Where Magazines:
в 70 городах мира c 1936 года

Архив

Игры престолов

 
 

С помощью династических браков скреплялись важные политические договоренности, заключались экономические сделки и решался исход военных кампаний. Однако любой винтик в играх престолов все равно был реальным человеком, и родовитым молодоженам так или иначе приходилось жить друг с другом, делить стол и кров. 

В эпоху Великого княжества Литовского, когда жениться по любви, как правило, не мог ни один король, наша история все же сохранила примеры союзов, где находилось место чувствам и взаимному уважению. 

Мать польских королей

Романтическими легендами овеяно имя белорусской княжны Софьи Гольшанской, представительницы знатного в ВКЛ рода и последней, четвертой жены польского короля Владислава II Ягайло. Именно она родила ему наследников, скрасив верностью и заботой жизнь политика и став ему опорой на склоне лет. 

Семидесятилетний король увидел юную Софью, которой на тот момент было около семнадцати, на обеде у ее дяди Семена Друцкого. Время стремительно приближало правителя к жизненному финалу, а наследников короны все не было. Предыдущие жены Ягайло (две польки и немка) умерли, не дав супругу сына, и он решил посвататься к девушке "из рода русского". В то время венгерский король Сигизмунд Люксембургский в поисках союза с Польшей активно продвигал овдовевшему монарху идею выбрать в супруги чешскую королеву Офку. Однако здесь в игру вступил кузен Ягайло Витовт, у которого были свои взгляды на матримониальные планы родственника. Именно великий князь литовский вовремя привез Ягайло в гости к Друцкому и обратил его внимание на младшую из его племянниц. 

В те времена существовало поверье, по которому брак пожилого мужчины с молодой девушкой мог оказаться весьма плодовитым. Вот так стратегические интересы короны отступили перед исключительно человеческим желанием Ягайло оставить после себя наследника. Красота и бойкий нрав Софьи даже заставили монарха нарушить стародавний белорусский обычай, согласно которому нельзя было выдавать замуж младшую сестру, пока не просватана старшая. 

Юная княжна Гольшанская и не предполагала, что ей суждено стать польской королевой и родоначальницей целой династии. Но, конечно же, не всем влиятельным силам был по нраву такой выбор Ягайло. У противоборствующих сторон при польском дворе были свои ставленники, которые могли бы занять трон, если бы Ягайло остался без наследника. Вероятно, по этой причине и были пущены слухи о неверности Софьи мужу. Указывали на якобы фаворитов молодой королевы, говорили, что Ягайло слишком стар, чтобы иметь детей. К тому же у самого польского монарха были основания оставаться настороже: у его первой жены Ядвиги многие годы имелся побочный романтический интерес. Наверное, поэтому, один раз обжегшись, престарелый король и поверил в измену Софьи, которая к тому моменту уже родила ему двоих сыновей. 

Среди постоянно интригующего окружения ценой многих унижений Софья смогла отстоять свое достоинство и доказать мужу невиновность. Но жертвами клеветников стали восемь мужчин из ее окружения: палачи пытались пытками выбить из них признания в связи с королевой. А дети Софьи, Владислав и Казимир Андрей, с каждым годом становились все больше и больше похожи на Ягайло… 

Софья пережила мужа на 27 лет и за годы жизни при польском дворе стала настоящим политиком. А династия Ягеллонов, возникшая благодаря ей, полтора столетия правила по всей Восточной Европе. 

История одного побега

Двоюродный брат Ягайло Витовт, еще один знаменитый правитель своего времени, уже при жизни прозванный Великим, вступал в брак трижды, и второй из своих жен —княжне Анне Смоленской — оказался обязан жизнью. Они поженились, когда Витовт находился еще на подступах к своему величию и был удельным гродненским князем. Первые годы совместной жизни прошли относительно спокойно, и свой бойцовский характер жена Витовта проявила в критической ситуации. В 1381 году началась война между отцом Витовта Кейстутом и Ягайло за власть в ВКЛ. На переговорах между сторонами Ягайло пошел на обман и приказал схватить дядю и двоюродного брата. Князя Кейстута отвезли в подземелье Кревского замка, где на пятые сутки задушили. Ягайло стремился к единоличной власти, соперники ему были не нужны, поэтому такая же участь, без сомнения, ждала и Витовта. Однако история сложилась по-другому благодаря Анне Смоленской. Легенда гласит, что именно она придумала и осуществила план побега мужа из Кревского замка. Анна пришла на свидание к нему вместе со своей верной служанкой Еленой и предложила Витовту бежать, переодевшись в платье прислуги. Безусловно, все трое понимали, что оставшейся в темнице женщине придется принести себя в жертву, но эта смерть должна была послужить государственным интересам. Рискуя быть пойманными, Анна и Витовт прошествовали, склонив головы в капюшонах плащей, мимо охраны замка... Этот отчаянный поступок женщины, готовой спасать своего возлюбленного даже ценой собственной жизни, вошел в историю. За долгие годы брака Анне и Витовту пришлось пережить еще немало разлук и бед, однако она сумела стать мужу настоящей соратницей, понимающей, что судьба ее супруга и ее собственная связаны раз и навсегда.

После ее смерти Витовт вновь женился (на княгине Ульяне Гольшанской), но похоронить себя завещал возле могилы Анны. Именно смоленская княжна родила Витовту единственную дочь Софью, которая, как и мать, сумела войти в историю, причем сразу двух государств. 

Между отцом и мужем

Жизненный путь княгини Софьи служит примером того, какую важную роль подчас доводилось исполнять женщинам в политических играх мужчин. Умные и преданные супруги не просто находились рядом с владетельным мужем и воином, а подчас брали на себя и дипломатические функции. Софья Витовтовна как раз оказалась на переднем крае политических действий, и во многом от нее зависело, как будут складываться отношения между Великим княжеством Литовским, которым правил ее отец, и Московской державой, куда дальновидный Витовт, пользуясь удачным стечением обстоятельств, выдал ее замуж.

Борясь с "заклятым другом" и родственником Ягайло, он постоянно находился в поиске союзников. По счастью соседу, московскому князю Дмитрию Донскому, потребовалась помощь: его сын Василий попал в татарский плен. Несколько лет ордынцы удерживали княжича в заложниках, и опальный на тот момент Витовт смог оказаться полезным русскому полководцу и правителю. Но взамен добился обещания Донского женить сына на своей дочери. По пути из плена на родину Василий познакомился с суженой. Они были одногодками (по 14 лет) — юными, красивыми, из лучших семей, поэтому неудивительно, что они понравились друг другу. Получилось так, что при всех политических расчетах вокруг этого брака Витовт не кривил душой и отдавал свою дочь по любви, что тогда было большой редкостью.

Благодаря этому союзу, который состоялся в 1391 году, между ВКЛ и Москвой на долгое время установился продолжительный мир. Залогом тому во многом была неустанная забота Софьи о поддержании хороших отношений между двумя влиятельными мужчинами, породнившимися с ее помощью. Она была не только матерью, женой и хозяйкой, но и опытным политиком и верным советником мужа в международных делах. Софья — одна из немногих женщин в допетровской Руси, кто принимал активное участие в управлении государством. В частности, не чужды ей были экономические и хозяйственные вопросы. Подсчитано, что из 53 грамот великих русских княгинь дошедших до историков, десять подписаны Софьей. И, что самое главное, она неоднократно мирила Витовта и Василия, сглаживала конфликты, которые могли бы вылиться в войну, подсказывала мужу, как лучше повести себя с Витовтом в той или иной сложной политической ситуации. Уважая и любя отца, Софья тем не менее всегда становилась на сторону супруга. 

На протяжении нескольких столетий династические браки оставались одним из важнейших политических инструментов правителей ВКЛ. Они использовались наравне с другими рычагами влияния на соседей и недругов. Чередуя дипломатию и открытую вражду, великие князи литовские смогли не только расширить свои владения, но и значительно укрепить международный авторитет державы. И если верить популярному суждению о том, что за спиной каждого успешного мужчины обязательно стоит женщина, то даже в жестких жизненных рамках, когда королевский долг ставился превыше чувств, владетельные особы всегда осознавали ценность надежного семейного тыла и стремились создать по-настоящему крепкую семью.

Текст: Иван Снежный

Дата публикации: 13.12.2016

Комментарии

Популярные события

Выходные в городе

ЖурналWhere Minsk

Новости

Популярные|Последние
 
 
В Беларуси появился travel banking
 
 
Компания LG презентовала стиральную машину с двумя барабанами
 
 
Иконы стиля и Голливуд времен XX века в Минске
 
 
"Марусина сказка" в Купаловском
 
 
Домашние посиделки в КЗ "Минск"

© 2012-2015, LLC Travel-Press
База данных сайта и всех его поддоменов является интеллектуальной собственностью LLC Travel-Press и охраняется законом.
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.