Сеть городских журналов Where Magazines:
в 70 городах мира c 1936 года

Город

Гонщик "Дакара": "Легких "Дакаров" не бывает"

 
 
Фото: Игорь Старовойтов

Мастер спорта, призер многочисленных соревнований по ралли и ралли-рейдам, опытный участник "Дакара" Сергей Вязович поделился с where Minsk своим гоночным опытом.

Ралли-марафон "Дакар", долгое время известный как "Ралли Париж — Дакар", проводится ежегодно с 1978 года. До своего переноса в Южную Америку в 2009 году из соображений безопасности, гонка стартовала либо финишировала в столице Сенегала Дакаре. В зачете принимают участие мотоциклы, легковые автомобили, квадроциклы и грузовики, которые участвуют в своих классах. Победителем считается тот, кто преодолел все этапы за наименьшее количество времени.

— Как проходит день экипажа на "Дакаре"?

— День на "Дакаре" начинается с раннего подъема, который зависит от стартовой минуты экипажа. Если мы идем в группе лидеров, то часов в шесть утра выезжаем из гостиницы, чтобы успеть загрузить воду, закрепить инструмент, ввести код GPS, то есть сделать все необходимое перед стартом. Из бивака выезжаем в районе восьми. Бивак — место, где находится автомобиль технической поддержки, своеобразный мини-город, где можно увидеть все команды. На выезде из него — первая отсечка времени, после которой начинается проезд по перегону. Лиазоны — так на "Дакаре" называют перегоны между скоростными спецучастками, где происходит сама гонка, — бывают от 200 до 600 километров. И это только дорога до старта! Потом — спецучасток, финиш и, как правило, еще несколько сот километров до следующего бивака. Бывали случаи, когда именно на перегонах экипажи сходили.

Такой режим дня сохраняется две недели кряду, и это уже ралли не на выносливость, а на износ. Ведь есть же еще и механики, которые находятся на биваке. "Находятся" — это громко сказано, потому что бывают они там только тогда, когда ремонтируют машину. Едут они по практически таким же лиазонам: починили машину, запаковались, поехали, прибыли в бивак, разложились, приехали мы. Еще вопрос, кому сложнее. Например, ночные механики могут нормально отдохнуть только во время переезда в кабине.

Так проявляются сильные и слабые стороны команды. Можно быть сильным пилотом, иметь хорошую машину, толковую группу механиков, но микроклимат внутри команды тоже очень важен. Мы две недели общаемся друг с другом практически 24 часа в сутки. В офисе люди сидят вместе по 8 часов и умудряются плести интриги. А здесь — дождь, жара, поломки. От каждого человека зависит исход гонки: ошибся пилот — авария, ошибся механик — потеря время или снова авария.

— Ралли-рейд "Дакар" считается одной из самых тяжелых гонок в автоспорте. В чем его сложность?

— Легких "Дакаров" не бывает. Когда находишься в группе лидеров, как мы в прошлом и отчасти в этом году, гонка проходит легче, нежели когда опускаешься глубже в пелетон. В этот раз первую неделю мы быстро оказывались на биваке, у нас было время на отдых. А сложно было, когда мы пропустили день отдыха. Скорее даже, в моральном плане. Нам потребовалось пару дней, чтобы осознать, как много времени мы потеряли из-за поломки редуктора.

В остальном сказывался опыт, приобретенный на этапах Чемпионата России, ралли-рейда "Шёлковый путь", прошлых "Дакаров". Сегодня я для себя не вижу препятствий или рельефов дорог, которые бы меня пугали, как это было в мой первый "Дакар". Например, тогда на 60-м километре гонки мы застряли посреди песков: не заметили небольшой котлован. Сейчас уже понимаешь, где можно рисковать, а где нет, а где, рискуя, можно выиграть. Исход гонки чаще всего решается не на скоростных участках, а на откровенном бездорожье — в песках, дюнах. Скорость важна, но это не главная составляющая на "Дакаре". Важно, чтобы все работали вместе: и машина, и экипаж, выбирающий нужную скорость и дорогу, и механики — вся команда.

— А что происходит в кабине во время гонки?

— В кабине нас трое: пилот, штурман и механик. Ошибки неизбежны — все мы люди. Если ошибается пилот или штурман, нервное напряжение растет, но механик может вовремя вмешаться и нас успокоить. Пилот ведет машину, анализирует трассу. Штурман сообщает ему информацию о дороге. Механик устраняет поломки во время пути. У штурмана есть дорожная книга, где прописан маршрут, иногда слишком условно. Например, "движение — 42 километра, бездорожье — 2 знака". А ведь это довольно серьезное бездорожье, но кроме этих скупых данных ничего нет. Просто есть что-то похожее на дорогу.

По горному спуску модно идти десятки километров. Справа гора, слева обрыв такой, что мне с водительского сидения дна не видно, трасса на одну машину, и грузовик притирается то в одну сторону, то в другую, а дорога постоянно петляет. Все это в дорожной книге обозначено как "спуск, извилисто".

На предпоследнем этапе мы улетели в деревья, сделали целую просеку. В дорожной книге было написано "прямая, много подъемов". Значит, максимальная скорость — 137-140 км/ч. За одним из таких подъемов оказался поворот налево. На пике я успел дернуть машину в сторону, она пошла в боковом заносе, не удержалась, заднее колесо ударилось об обочину, нас повело… Хорошо, что мы не перевернулись, а получили всего лишь прокол колеса. Тогда мы были третьими на этапе, но потеряли время.

— Насколько тяжело осознавать, что остановился не по своей вине?

— Не бывает так, чтобы за весь "Дакар" машина ни разу не сломалась. Понятно, что потеря времени будет, вопрос — какая. Когда мы ехали четвертыми или пятыми, отставая от лидера меньше, чем на час, мы подсчитали, что если остановимся из-за поломки на 1-2 часа, то на нашу позицию это никак не повлияет. У нас даже мысли не было, что можно потерять 30 часов, и когда это случилось, появилась даже обида на злой рок: ну почему именно сейчас?

— А рождение ребенка, пока вы участвовали в гонке, как-то повлияло на вас?

— Может, это и грубо звучит, но все отошло на второй план. Формат гонки такой, что ни о чем другом думать не можешь. Разумеется, я очень ждал малыша, постоянно созванивался с родными. Когда мы пропадаем из результатной таблицы, ночуем в песках, то неизбежно видим сто пропущенных вызовов. Но мы стараемся сразу ставить близких в известность, что с нами все хорошо. Моя жена меня поддерживает. А я стараюсь уделять время семье, как только появляется такая возможность.

— Вы упомянули физические нагрузки.

— В ралли-рейде важно, насколько хорошо ты можешь переносить физическую боль, которую приходится терпеть 80% пути. Когда грузовик летит, то со стороны это выглядит красиво, но в кабине в это время происходят ужасные вещи: можно получить сотрясение мозга, повреждения шеи — и это все несмотря на то, что мы используем защитные системы и едем в корсетах! В этом году нам повезло с погодой — было всего несколько знойных дней, а в прошлый раз после некоторых этапов кабина так нагревалась, что жар шел прямо из-под ног от самой кабины, а мы получали тепловые удары.

— Вы уже не раз становились победителем белорусского чемпионата. Раллийный опыт помогает в "Дакаре"?

— Очень. Я считаю, что любой опыт полезен пилоту, а ралли — это те самые "боевые" километры, которые ничем не заменишь. Для меня принятые в ралли-рейде ограничения скорости в 140 км/ч для грузовиков — это скорость, при которой я контролирую машину на 99,9%. Кроме того, в ралли учишься проходить повороты при помощи сноса, вкатывания, смотришь на траекторию предыдущих автомобилей. Мне не нужно перестраиваться, когда я пересаживаюсь на грузовик. Я не ощущаю между ними разницы. Единственное, к чему нужно привыкать в грузовике, это к болевым ощущениям, и еще, пожалуй, к некоторой инертности, которую он имеет при своем весе в 9,5 тонн.

— Для многих Южная Америка — это мечта. Удается ли что-то посмотреть кроме гонки?

— Мне нет, мой штурман Павел Гаранин на лиазонах может сфотографировать что-то из кабины во время движения, а у меня в это время совсем другие мысли. Мы уже ёрничали как-то на этот счет: вроде как побывали в Аргентине, Чили, Перу, а кроме номера гостиницы ничего и не видели.

— Как реагируют зрители на гонку?

— "Дакар" очень популярен. Вокруг каждого бивака стоят палатки зрителей, которые приезжают специально посмотреть гонку и следуют за машинами-участниками этап за этапом. Есть местные жители, которые просто обожают ралли. При остановке мгновенно появляются сотни людей, поток машин останавливается и все бегут к тебе фотографироваться. Даже заправка — это целая проблема, потому что вместо того, чтобы залить топливо, ты делаешь еще сто дел: у тебя в руках тут же оказывается чей-то ребенок, ты расписываешься на всем, что попало, иногда буквально поднятом до этого с земли. Это настоящие фанаты, мы в Беларуси не привыкли к такому отношению к автоспорту, и все равно оказываемся не готовыми к такому вниманию.

— Что ожидает команду в этом году?

— В 2015 году нам предстоит постройка нового автомобиля, причем в достаточно сжатые сроки. Практика показывает, что ни одна команда в первый год на новом автомобиле ничего выдающегося не показала. Конечно, болельщики ждут от нас серьезных результатов, и мы будем стараться оправдать их ожидания. Но по опыту прошлых лет видно: должно случиться чудо, чтобы сразу получился конкурентоспособный автомобиль. Этот год будет переходным, пожалуй, самым сложным в карьере нашей команды, но будем надеяться, что он принесет хорошие плоды.

Команда "МАЗ-Спортавто" участвует в ралли "Дакар" четвертый раз. В этом году была представлена тремя грузовиками. Экипаж Сергея Вязовича неоднократно становился призером этапов ралли либо приходил в первой десятке. Вплоть до одного из двух марафонских этапов, когда в машине отказал редуктор, и экипаж был вынужден переночевать на самом этапе, потеряв из-за поломки 30 часов. По результатам ралли Сергей Вязович занял 34-е место в общем зачете. Экипаж Александра Василевского стал 10-м, "быстрая техничка" под управлением Владимира Василевского — 42-й. Всего в зачете грузовиков на старт "Дакара" вышло 63 машины, финишировало 43.

Текст: Ольга Цветкова

Фото: Игорь Старовойтов

Дата публикации: 05.03.2015

Комментарии

Популярные события

Выходные в городе

ЖурналWhere Minsk

Рекомендации Where Minsk

Новости

Популярные|Последние
 
 
В Минске проходит выставка художника, вдохновленного якутским шаманом
 
 
103 музыканта из 7 стран одновременно выступят на одной сцене
 
 
МТС запускает услугу для безлимитного интернета в роуминге на территории Польши и Украины
 
 
Искуи Абалян выпустила новый альбом
 
 
В Минске появилась возможность скоротать вечер по-английски

© 2012-2015, LLC Travel-Press
База данных сайта и всех его поддоменов является интеллектуальной собственностью LLC Travel-Press и охраняется законом.
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.