Сеть городских журналов Where Magazines:
в 70 городах мира c 1936 года

Архив

Назад в БССР: как минчане решали квартирный вопрос

 
 

Как Василь Быков получил жилье в Минске, почему прописка являлась главным аргументом в жилищных спорах, и можно ли было в принципе купить тогда квартиру, рассказывает where Minsk.

"Люди, как люди, — говорил о москвичах Воланд. — В общем напоминают прежних. Квартирный вопрос только испортил их…" Действительно, в 1930-ые годы, когда Булгаков писал "Мастера и Маргариту", едва ли не вся Москва ютилась в бараках и коммунальных квартирах. Но классика на то и классика, чтобы оставаться актуальной: прошли годы, а квартирный вопрос на постсоветском пространстве по-прежнему животрепещущ. Сегодня мы расскажем о том, как его решали в советском Минске.

Квартира для Быкова

У тех, чья молодость прошла уже в независимой Беларуси, отложился в памяти один, казалось бы, бесспорный факт: "Государство давало квартиры бесплатно!" Казалось бы, бесплатное образование, стабильные цены, не менявшиеся годами, да ещё и бесплатное жилье — что ещё надо для счастья? Но реальность все же была несколько иной.

В Советском Союзе существовал не рынок, а плановая экономика. А значит, отсутствовали легальные формы купли-продажи квартир, что приводило к совершенно абсурдным ситуациям.

Например, произведения Василя Быкова были переведены на множество языков мира. И если бы в советское время он жил на Западе, то легко купил себе квартиру или загородный дом. Там (как и теперь у нас) было достаточно иметь определенную сумму денег с большим количеством нулей.

А вот в СССР такая возможность отсутствовала. Поэтому писатель с мировым именем был вынужден просить помощи у государства. В своих воспоминаниях "Доўгая дарога дадому" Быков писал о событиях 1978 года: "Очень было жаль покидать Гродно, который стал мне родным, но должен был перебираться в Минск. Некоторое время жил в гостиницах, но это было не очень удобно во всех отношениях. Тогда Андрей Макаёнок позвонил в ЦК Кузьмину". Кузьмин был секретарем ЦК партии по идеологии, который частенько помогал белорусским писателям. Кузьмин собственной персоной повел Быкова к Аксенову, второму человеку в белорусской компартии после Машерова. И тот "без долгих разговоров снял телефонную трубку и куда-то позвонил. Через день я получил ордер на недостроенную, правда, квартиру на Танковой". Быстрота в решении проблемы вызывает восхищение. Но получается, что любой, пусть и знаменитый, человек полностью зависел от власти. Кроме того, в те годы руководство республики пыталось подружиться с Быковым. Хотя ещё в конце 1960-ых его травили, а неизвестные били стекла в гродненской квартире писателя.

Владелец всех квартир

Таким образом, жилищная проблема Василя Быкова была решена. А как решались квартирные вопросы его читателей, простых минчан? Чтобы рассказать о наиболее типичных проблемах, обратимся к биографии простой советской девушки Маши.

Когда она родилась, родители уже имели в Минске отдельную однокомнатную квартиру. На предприятии, где они работали, был создан жилищный кооператив. Он получил ссуду от государства, за счет которой было построено жилье. Родители собрали денег на вступительный пай, и начались ежемесячные платежи — они продолжались до того времени, пока не была полностью выплачена сумма. Сколько стоила квартира? Например, в 1971 году в европейской части СССР (куда можно отнести и Минск), стоимость одного квадратного метра жилья составляла 160 рублей (в других регионах сумма могла отличаться, но ненамного, поскольку проекты были типовыми). То есть однокомнатная квартира площадью 36 м2 обошлась родителям Маши в 5 700 рублей. Средняя зарплата по стране тогда составляла 150-160 рублей.

Существуют ли отличия от теперешней ситуации? Их два. "Плюс" в том, что в случае ссуды не надо было выплачивать проценты. Но минус был более существенным. Владельцем квартиры являлись не папа и не мама Маши, а государство. Причем владельцем любой квартиры. Независимо от того, является ли она государственной или кооперативной. Получили её бесплатно, по очереди (об этом чуть позже) или за деньги. Проживающие там семья являлась не владельцами, а жильцами (приватизация квартир пройдет в Беларуси уже после провозглашения независимости). Ведь страна строит коммунизм, зачем частная собственность?

Без прописки завещания не действуют

Достигнув совершеннолетия, Маша вышла замуж. Отношения с тёщей у её избранника не складываются. Поэтому молодая жена попадает в однокомнатную квартиру к родителям мужа и начинает мечтать о семейном гнездышке. А вот с этим самым гнездышком в СССР трудно. Существует минимальная норма жилой площади (без кухни, прихожей и санузла). На одного человека может приходиться от 6-7 м2 (в 1970-ые годы) до 9 м2 (в 1980-ые). Если площадь меньшая, можно становиться в очередь. Для этого необходимо собрать справки о составе семьи, о жилье, взять характеристику с места работы и представить все документы с заявлением в жилищную комиссию (в исполком по месту жительства или на предприятие по месту работы). Поскольку все в порядке, молодую семью ставят на учет.

Вдруг Маша узнает, что её дальняя родственница (ровесница Октябрьской революции), чувствует себя очень плохо. Если она умрет, то все, что нажито непосильным трудом ("Три магнитофона, три кинокамеры заграничных, три портсигара отечественных, куртка замшевая"), да ещё и две комнаты в коммуналке, где она живет, могут достаться государству. Как же завещание? А в жилищном вопросе оно не действуют! Если человек не прописан на жилой площади, он не имеет на неё никаких прав. Чтобы не терять две комнаты, Маша фиктивно разводится со своим мужем, и переезжает в коммуналку. Скоро родственница умирает. Маша остается единственной хозяйкой двух комнат общей площадью 12 м2.

Ожидание в очереди

В сложившейся ситуации существует несколько вариантов. Продать комнаты в коммуналке и вернуться к родителям мужа нельзя, ведь собственником коммуналки является государство. Можно обменять жилье в коммуналке на однокомнатную квартиру. Но для этого требуется доплата, которой нет. Казалось бы, можно снова пожениться, прописать в коммуналку мужа и становиться в очередь. Но даже если туда переберется муж, на каждого из них будет 6 м2. А этого вполне достаточно! Остается ещё более усложненный вариант: снова выйти замуж за своего прежнего мужа и родить от него ребенка. Теперь их трое — можно становиться в очередь

Если бы Маша и её муж работали на крупном заводе, ждать пришлось бы недолго. Но раз они двигаются по общегородской очереди, ожидание может растянуться на 10-15, а то и на 20 лет. Впрочем, существует ещё один вариант: можно снова фиктивно развестись, чтобы прописаться у кого-то из родителей.

Таким образом, получается парадокс. Да, в советское время государство вроде как заботилось о своих гражданах и декларировало социальную справедливость. Но свободы выбора им не оставляло. Получив квартиру, надо было жить в ней всю жизнь. Но как только возникало желание что-то изменить, начинались трудности. И у знаменитых, так и простых смертных. С той только разницей, что элита решала свои вопросы все-таки с меньшими потерями.

Автор: Денис Мартинович

Дата публикации: 22.08.2014

Комментарии

Популярные события

Выходные в городе

ЖурналWhere Minsk

Новости

Популярные|Последние
 
 
В Минске дегустировали французские вина
 
 
Благотворительный фонд "Белый аист" отметит свое пятилетие пятью концертами
 
 
7 декабря в декор-центре "Ойкос" пройдет заседание клуба "Архи-Дизайн"
 
 
С 13 декабря по 10 января пройдет культурно-гастрономическая акция с участием французской принцессы
 
 
В начале 2018 года пользователи домашнего интернета velcom перейдут на voka и получат 4K-контент

© 2012-2015, LLC Travel-Press
База данных сайта и всех его поддоменов является интеллектуальной собственностью LLC Travel-Press и охраняется законом.
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.