Сеть городских журналов Where Magazines:
в 70 городах мира c 1936 года

Город

Изнанка профессии: клоун, или кто там под гримом

 
 

Чем отличается комедиант от клоуна, над чем смеются люди в разных странах, можно ли заработать на юморе, и как опередил свое время Юрий Никулин, о тонкостях профессии where Minsk рассказал актер комического амплуа Алекс Шерр.

На сцене Белорусского государственного цирка можно посмеяться над собой под руководством Алекса и Беллы Шерр, участников клоунского дуэта с "американским гражданством" Club House. Но за кулисами живет совсем другой человек, без грима и блестящих пуговиц — Александр Червоткин.

— Изменилась ли сегодня профессия клоуна?

— Для начала, я не считаю себя клоуном: я comedian, актер с комическим амплуа. Клоун — это образ мыслей, образ жизни. На момент зарождения цирка братьев Ринглинг в США в нем работали, те, кого я бы назвал клоунами. Они жили в цирке и делали свои номера на протяжении всего представления. Например, один вытачивал из полена зубочистку, другой жарил большую глыбу льда. А высокий гуттаперчевый мужчина с маленькой собачкой два часа складывался в маленькую машинку. Это совсем другая философия.

— Сейчас смешат иначе?

— Не могу ответить за всех. Но я чувствую, что то, что сегодня делает Club House, это нужно. И я думаю, что это коммерчески правильно. Нужно понимать рынок. К примеру, в прошлом году нас пригласили во Францию на ежегодный Chrismas Gala. Уже двадцать лет в рождественские праздники там устраивают цирковые шоу. Клоунада там всегда использовалась довольно посредственная: клоун был нужен, чтобы отвлечь публику, пока реквизит меняют. Ни больше. И вот спустя 20 лет, директор решила, что акробатики стало слишком много, а веселья мало. На свой страх и риск она пригласила нас. И после первого спектакля мы стали любимцами публики, нас буквально на руках носили.

— Можно ли заработать на юморе, особенно тонком?

— Сегодня процветает социальный юмор, и на нем весь мир зарабатывает — Comedy Club яркий пример. Не актуально сейчас взять вилку и убеждать людей, что это расческа, приглаживая ей волосы. А великий Грок или грустный клоун Бастер Китон подобным заставляли зрителя от смеха за животы хвататься. Или русский клоун Бо — чистая клоунада. На этом денег не заработаешь. Сегодня смех должен быть карикатурным, чтобы люди над собой могли посмеяться. В свое время это удачно использовал Юрий Никулин. Кстати, с его одобрения начались мои гастроли в цирке на Цветном бульваре, где выступала вся моя семья. Ведь я цирковой актер в седьмом поколении. Увидев меня однажды, он сказал: "Мальчик ничего такой, талантливый, пусть работает".

— Вы знали Юрия Никулина?

— Юрий Владимирович Никулин принял самое активное участие в моей судьбе. А я, к слову, был очень неспокойным подростком, доставляющим много хлопот. Даже сотрудникам милиции пригласительные приходилось доставать. Он решил, что мне нужно жениться, провожал нас в США и специально выделил свой автомобиль, чтобы забрать нашу дочь из роддома. Так вот, только Никулин мог позволить себе шутить над святым. Бревно — символ субботника для советского человека. И тут с ним делают какие-то нелепости. Такие шутки стали успешными за счет того, что были на грани, но были понятны каждому советскому человеку.

— Непросто, наверное, проработав 16 лет в Америке, приехать сюда и развеселить белоруса, затронув его социальные недуги?

— Не имеет значения, кого смешить. Наш юмор не имеет гражданства и национальности, он для всех. Например, номер с хлопками — реприза очень социальная, юмор здесь объединяет людей, делает зал единым целым. А вообще, первый контракт Club-House был с Израильским цирком. Зритель там совсем другой. Помню, мы вышли с театральной клоунадой — и полная тишина. А в Америке все работало. Загадкой для нас это было пару дней. Мы с Беллой, моей супругой и партнером по сцене, начали читать, изучать и поняли, что минимальный язык тела здесь не работает, в Израиле нужны объемные шутки — здесь любят смеяться и радоваться физическим успехам людей. Израильтяне все любят по максимуму, даже танцуют до крови на стопах. Мы изменили номер прямо по ходу, и реакция зала поменялась. Потом приехал мой папа, известный в нашей среде клоун, и сказал: "Теперь мне за вас не страшно. Если вы не пропали в Израиле, вы не пропадете нигде".

— С какой аудиторией вам больше нравится работать?

— Мы любим взрослую аудиторию — от 13 до 70. После 70 опять начинается детство.

— А есть ли темы, на которые нельзя шутить в любой стране?

— Тема политики. Актер демократического искусства, такого как цирк, обязан быть вне этого. Яркий пример, Чарли Чаплин: после фильма "Великий диктатор" его карьера закончилась. А дальше все зависит от места и аудитории. В Испании, к примеру, есть театр, где играют черную комедию. Шутят над "приговоренными к смертной казни": их вешают, кого-то сажают на электрический стул, кому-то отрезают голову и при этом они разговаривают, падают. И это вызывает гомерический хохот. Если ты на шоу-топлес в Лас-Вегасе, то можно позволить себе абсолютно любые шутки, границ нет. В Англии любят голые, неприличные жесты, пьяные характеры — это вызывает бурный смех.

— Как охарактеризуете сценической образ Club house? Из чего он родился, кто его придумал?

— Придумала дуэт Белла. А получилось все опять же очень спонтанно. Я принимал участие в создании спектакля для театрального фестиваля в Лондоне. Белла делала свой номер. Она позвала меня в свою постановку, мы выиграли грант и поехали по старейшим театрам Англии. Я играл роль списанного моряка, который прибился к цирковой труппе. Корабль ушел, а артисты остались. Чтобы выжить, мы все продаем, и в конце остаемся совсем голыми. Фестиваль прошел, артисты разъехались по домам. А через некоторые время продюсер этого шоу позвонил и сказал, что у него комический актер ногу повредил и надо его заменить. Но сделать это нужно послезавтра. Опыт у меня небольшой был: я с отцом выступал. Белла поехала со мной, и в один из вечеров мы зашли в небольшой ресторанчик на берегу океана и, она предложила мне выступать вместе. А у меня родители всю жизнь вместе проработали, я слышал их ссоры, проблемы, которые переходят из цирка домой. Я вообще цирк не очень любил. Но каким-то образом ей удалось меня уговорить. Она оделась уборщицей, поскольку это единственное, что мы нашли из реквизита. Халат, ведро, швабра — и хоп, прямо с первого выхода зритель понял, оценил и засмеялся. От нас, правда, отказался наш генеральный менеджер, объяснив это так: "Я не могу понять, почему над вами смеются". Так в 2008 году родился дуэт Club-House — Белла и Алекс Шерр. Так в 2008 году родился дуэт Белла и Алекс Шерр. Мы сняли рекламный ролик, и в начале 2009 нам позвонили и позвали в Израильский цирк. Образы наши придумала Белла. Реквизит тоже она одобряет: у нее хороший вкус, одно время она занималась дизайном интерьеров магазинов в Америке.

— Вы отказались от разноцветного парика и красного носа в пользу стильного образа. Но грим оставили. Почему?

— Все мы по жизни немного прячемся. Вопрос в том, "зачем ты прячешься?", и "что тебе нужно, чтобы ты перестал быть собой и стал совершенно другим?". Как сказал один из великих клоунов Фрателлини: "Всю жизнь ты работаешь на свое второе "я", свой второй характер, чтобы он каждый день выходил к зрителю. Ты проливаешь пот, кровь, чтобы жил  второй, а он даже не подозревает о твоем существовании". Когда актер играет одну и ту же роль на протяжении многих лет, он ее развивает. Грок когда-то начинал с трех минут, а дошел до 45, а номер-то был один и тот же. Он просто развивал его, жил в нем. Поэтому, наверное, в процессе, ты вообще забываешь, кто есть ты, кто есть он, и постепенно перестаешь прятаться. Но я только начал, поэтому мне еще приходится прятаться за грим или за очки. Может, со временем я от этого откажусь. Именно поэтому я и не называю себя клоуном: я артист, который точно знает, где работа, а где жизнь. Это помогает не потеряться.

— Что кроме грима помогает перевоплотиться?

— Я люблю выходить в зрительный зал до начала представления, когда мимо меня проходят опоздавшие зрители или кто-то увидел меня с кресла через проход. Мне больше нельзя оставаться Александром Червоткиным, я становлюсь Алексом Шерр. Это позволяет размять душу.

— Все ли клоуны такие несчастные, как герой Генриха Белля "Глазами клоуна"?

— "Клоуна обидеть может каждый" — это выражение появилось неслучайно. Мы все пропускаем через сердце. В жанре, в котором мы работаем — комический номер, может человек пять в мире всего работает. А есть клоуны, которые делают трюки. Такую форму оспорить нельзя, но это слишком просто, неинтересно. А ведь есть зрители такие буки: "я заплатил деньги — весели меня" или "да ведь клоун практически ничего не делает". И по-своему они будут правы. Что я делаю — в ладоши хлопаю. Поэтому клоун грустный, он борется с ветряными мельницами, доказывает, что жизнь имеет другую форму, что можно посмеяться или расслабиться. Он старается сделать вас детьми. Мы должны помогать людям становиться немного добрее.

Недавно был случай, в антракте я увидел женщину, которая горько плакала. А мне нужно было играть финальную репризу, и я понимал, как она меня сейчас будет ненавидеть, насколько я в этот момент буду не к месту. А уделить внимание только я не могу, потому что я перейму ее боль, а меня ждет целый зал. После такого выступать сложно.

Был случай в Санкт-Петербургском цирке. Я сижу, уставший, а рядом проходит Александр Кавалеров, актер "Республики ШКИД" и говорит: "Да, спасибо тебе. Я думал время Енгибаровых прошло". Да, оно, наверное, и прошло, просто устал я в тот момент (смеется). Ангелы они просто добрые. А мы должны быть этими ангелами, нести те эмоции, которые люди хотят испытывать. Если перестаешь   нести теплоту, ты становишься обыкновенным ремесленником, только размалеванным, как индеец и неопрятно одетым. А в моей профессии этого допускать нельзя.

Источник фотографий: www.clubhouseab.com

Автор: Александра Корытова

Комментарии

Популярные события

Выходные в городе

ЖурналWhere Minsk

Новости

Популярные|Последние
 
 
16 декабря "Умный Минск" запускает масштабный новогодний проект
 
 
19 декабря во Дворце профсоюзов пройдет большой новогодний концерт
 
 
В ночь с 8 на 9 декабря киноманы и эксперты вместе смотрели фильмы-победители международных фестивалей
 
 
К 27-летию семейного предприятия "Явид" в Минске открылся второй салон мебели Yavid
 
 
Huawei объявил предзаказ на флагманский смартфон Huawei Mate 10 Pro

© 2012-2015, LLC Travel-Press
База данных сайта и всех его поддоменов является интеллектуальной собственностью LLC Travel-Press и охраняется законом.
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.