Сеть городских журналов Where Magazines:
в 70 городах мира c 1936 года

Архив

"Ондатровая республика", или где в советском Минске жила элита

 
 

Какие районы предпочитала минская советская элита, как государство поощряло творческую интеллигенцию, что за дом построили для Якуба Колоса в голодное послевоенное время, в каких условиях жили Петр Машеров и Василий Козлов, рассказывает where Minsk.

После Октябрьской революции, громко и во всеуслышание объявившей о равенстве между советскими людьми, разговоры об элитном жилье временно стихли. Наоборот, дворцы и усадьбы помещиков стали массово отдавать крестьянам, а дома промышленников, буржуазии и творческой интеллигенции превращать в коммуналки или "укрупнять" (вспомним "Собачье сердце" Булгакова).

На фото: Кадр из фильма "Собачье сердце"

— Мы, управление нашего дома, пришли к вам после общего собрания жильцов нашего дома, на котором стоял вопрос об уплотнении квартир дома.
— Простите, кто на ком стоял?


Но уже в 1930-ые годы советская элита начала стремиться к более комфортным условиям жизни. И для её представителей стали строить соответствующие дома. Так, в Москве появился знаменитый 505-квартирный "Дом на набережной", который такое свое название получил по одноименному роману Юрия Трифонова. Большинство же москвичей жили в коммуналках, готовили на керосинке, загатавливали дрова и мылись в бане. А в этом доме были не только газ и горячая вода, но трех- и четырехкомнатные квартиры, в каждой из которых работал телефон.

На фото: Дом на набережной. Москва

Похожее здание, только поменьше, на 100 квартир, было возведено в Минске (пересечение проспекта Независимости и улицы Козлова). Называлось оно Домом специалистов. В средней части он достигал шести этажей. В доме были лифты, подвал и прочие незнакомые большинству минских жителей удобства. Здание было разрушено 24 июня 1941 года во время авианалёта и после войны не восстанавливалось.

На фото: Дом специалистов. Минск

Судьба жильцов обоих домой, что в Москве, что в Минске, оказалось печальной — практически все они были репрессированы в конце 1930-ых.

На фото: Сейчас на его месте находится дом, избораженный на логотипе газеты "Вечерний Минск"

Дом для поэта

После войны ситуация кардинально не изменилась. Государством возводилось лишь два типа жилья: "бараки", в которых жили большинство советских граждан, и презентабельные дома в стиле "сталинский" ампир с характерными для него монументальностью и помпезностью. И только в таких квартирах были предусмотрены высокие потолки и просторные комнаты.
Так, в 1953 году был построен дом на Карла Маркса, 36 (сейчас на первом этаже этого дома находится книжный магазин "Веды", а рядом — вход на станцию метро "Купаловская"). Два подъезда из трех были отданы представителям творческой интеллигенции, например, писателям Янке Мавру, Ивану Мележу и Ивану Шамякину, и военным. В этих двух подъездах насчитывалось всего 24 квартиры, в каждой из которых имелось две, три или четыре комнаты.

На фото: Дом на Карла Маркса, 36

К слову, в 1952 году для живого классика, народного поэта Беларуси Якуба Коласа, государство построило отдельный 2-этажный дом, общая жилая площадь которого составила 319 м². На первом этаже находились спальни сыновей поэта, гостиная, столовая, веранда и кухня. На втором — кабинеты сыновей, кабинет и спальня самого Колоса, и гостиная. Сейчас в этом здании расположен Государственный литературно-мемориальный музей писателя.

На фото: Дом-музей Якуба Колоса

На фото: Интерьер дома поэта

Все излишества надобно устранить, или для каждого правила — свои исключения

В 1955 году было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров "Об устранении излишеств в проектировании и строительстве". Эпоха "сталинского ампира" в архитектуре закончилась. Основным типом домов стали многофункциональные "хрущёвки". Изменило ли это ситуацию с элитным жильем? Лишь отчасти.

Еще недавно новая советская элита в буквальном смысле попадала "из грязи в князи": из бараков или коммуналок — в просторные квартиры. Теперь же по типовым проектам стали строить 90-95% жилых домов. Соответственно, элита не могла похвастаться роскошными условиями жизни в новостройках.

Более оригинальные архитектурные проекты появились лишь в 1970-ых годах. Причём, чтобы получить в СССР квартиру, нужно было n-ное количество лет стоять в очереди. Но даже в 1980-ые годы семью ставили на очередь лишь в том случае, если на одного человека приходилось меньше 6 м2. Однако для каждого правила предусмотрены исключения. И некоторые влиятельные организации имели собственные жилые фонды. Поэтому представители власти или интеллигенции продвигались к столь желанной, просторной жилплощади значительно быстрее своих сограждан.

Для иллюстрации обратимся к биографии классика белорусской литературы Владимира Короткевича. Уроженец Орши, он получил минскую прописку лишь в 1963 году. Ещё до этого времени Короткевич вступил в Союз писателей. По просьбе этой организации городские власти выделяли квартиры для членов союза. В 1963 году молодой и ещё не известный читателю Короткевич получил однокомнатную квартиру по улице Чернышевского, 7. Через четыре года он вместе с матерью переселился в двухкомнатную квартиру на улицу Веры Хоружей, 48. А в 1973 году Короткевич, живой классик белорусской литературы, переехал с супругой и матерью в центр, в трехкомнатную квартиру на Карла Маркса, 36, упомянутом выше.

Любопытно, что в советское время сущестовала практика: член Союза писателей имел право на дополнительные 20 м2 жилой площади, где мог располагаться его рабочий кабинет с библиотекой и письменным столом. А когда писатель выселялся, получая новую квартиру, по конкретной рекомендации Союза писаталей власти отдавали его прежнюю квартиру более молодому литератору.

Минские островки повышенной комфортности

И все-таки утвержать, что в Минске было много, так называемых, элитных районов, будет не совсем корректно. Скорее, речь идёт об островках повышенной комфортности, которые соседствовали с квартирами обычных людей. Например, партийная элита предпочитала район улицы Пулихова, который в народе иронично прозвали "ондатровой республикой". Такое название прижилось, благодаря нежной привязанности чиновников к шапкам из ондатры.

На фото: Район улицы Пулихова, она же "Ондатровая республика"

Элитными всегда считались дома в центре города: на проспекте Независимости, который тогда носил имя Ленина, и прилегающие к нему улицы Маркса, Ленина, Янки Купалы. В доме по адресу Карла Маркса, 30, сплошь увешенном мемориальными досками, жили писатель Петрусь Бровка и академик Николай Никольский.
В 1950-ые годы на Янки Купалы, 11 жил Петр Машеров. В его распоряжении имелась двухуровневая пятикомнатная квартира, объединенная из двух обычных.

Когда он стал первым секретарем компартии БССР, то переехал в небызвестный дом на Красноармейской, 13. Где всего было 22 квартиры, и жили там представители партийной элиты. Так, соседом Машерова по улице Янки Купалы был председатель Президиума Верховного Совета БССР Сергей Притыцкий. Позднее в квартиру последнего переехал писатель Иван Шамякин. В пятикомнатной квартире в соседнем доме на Янки Купалы, 7 жил и работал народный писатель Беларуси Иван Мележ.

На фото: Дом, где жил Петр Машеров, на Красноармейской, 13

Но, пожалуй, самую роскошную квартиру на проспекте Независимости, 28 занимала семья Василия Козлова. Один из лидеров партизанского движения, в мирное время он некоторое время являлся председателем Президиума Верховного Совета БССР. На пять человек приходилось восемь комнат, расположенных на двух уровнях. На первом этаже находилось помещение для охраны, которое после смерти Василия Ивановича оставили в распоряжении семьи. Как вспоминала позднее Татьяна Шамякина, дочь писателя, многие годы, до самой смерти дочери Василия Козлова все сохранялось в совершенной неприкосновенности: "массивная мебель из ценных пород дерева, ковры, большие картины — подарки художников, шкафы-витрины с бесчисленным количеством сувениров".

На фото: Дом, где жил Василий Козлов, на Независимости, 28

Многие представители творческой интеллигенции получили квартиры в знаменитом "красном доме" на Танковой, который в народе прозвали "Брестская крепость". Среди них и Василь Быков, который со второй женой вселился в трехкомнатную квартиру. В соседних подъздах новоселье справили артисты, работавшие в то время в Театре оперы и балета. В конце 1970-ых годов в домах № 40 и 42 по улице Сурганова для самых известных художников построили два элитных дома, в них же предусмотреными просторными мастерскими.

На фото: "Красный" дом на улице Танковая

Впрочем, опять не совсем корректно утверждать, что минская советская элита купалась в роскоши. Татьяна Шамякина вспоминала о писательском быте в доме на улице Карла Маркса, 36, где семья её родителей жила в 1960-ые годы: "Все квартиры не лишены были уюта, так что назвать стандартными их ни в коем случае нельзя. Правда, в то время хороших обоев не было, стены в некоторых писательских квартирах покрывались колером и так называемым "накатом". Я и сейчас люблю именно такие стены. Окна занавешивались тюлем и в кухнях — простенькими ситцевыми белыми занавесочками с кружевом "ришелье" по краям. Позднее все гонялись за немецким "дедероном", появились также шторы из особой портьерной ткани с крупным рисунком. В 1970-ые годы шторы стали шелковыми, в 1980-ые — уже и гобеленовыми".

Автор: Вадим Юрченко

Комментарии

Популярные события

Выходные в городе

ЖурналWhere Minsk

Новости

Популярные|Последние
 
 
18 ноября в ТРЦ Galleria Minsk запланированы сразу два открытия
 
 
Samsung Electronics и Mastercard запускают в Беларуси Samsung Pay
 
 
Седьмой фестиваль velcom Smartfilm назовет лучших авторов мобильного кино со всего мира
 
 
18 ноября отметят Всемирный день ребенка
 
 
18 ноября в Минске пройдет кулинарный мастер-класс на английском языке

© 2012-2015, LLC Travel-Press
База данных сайта и всех его поддоменов является интеллектуальной собственностью LLC Travel-Press и охраняется законом.
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.