Сеть городских журналов Where Magazines:
в 70 городах мира c 1936 года

Город

Изнанка профессии: кто скрывается за интересным сценарием

 
 

В чем драйв профессии, можно ли доверять словам "талант" и "творчество", зачем читать сценарий вслух бабушке и что остается от него по итогу. where Minsk рассказывает, кто пишет сценарии для художественных и документальных фильмов, TV шоу и рекламы.

Вера Филенко: "Создание сценария ТВ-ролика — далеко не самая романтичная работа, несмотря на весь свой флёр".

Вера Филенко — креативный директор Yaskrava BBDO, сценарист рекламных роликов.

— Очень хотелось бы сказать, что во время написания сценариев рекламных роликов копирайтер и арт-директор острят, слушают лёгкий джаз, обливаются дорогим шампанским и нюхают сахарную пудру с холеных тел зарубежных манекенщиц, но нет. В лучшем случае — лёгкий джаз, ну и да, иногда действительно удачно острят.

Создание сценария TV ролика — далеко не самый романтичная работа, несмотря на весь свой флёр, сопровождающий рекламную отрасль в целом. Создатели идей, как флажками, обставлены ограничениями, которые на каждом шагу сопровождают весь творческий процесс — от первой встречи с клиентом до финальных монтажей.

Работа над сценарием всегда начинается с брифа — документа, в котором собрана основная информация о рекламируемом товаре, его особенностях и достоинствах, конкурентах, целевой аудитории и других вещах, важных для понимания проекта. Это самое первое и главное ограничение полета фантазии креативного агентства.

За редким и счастливым исключением, клиент пишет официальные брифы с графиками, цифрами и маркетинговым жаргоном, концентрируясь на достоинствах продукта, исключительно из которых он, по мнению заказчика, состоит. При этом к описанию важнейшего пункта — целевой аудитории — клиент подходит формально, ограничиваясь географией, полом, возрастом и доходом.

В результате креативному отделу приходится иметь дело с абстрактным жителем крупного города, "25-55, мужчины и женщины, доход средний/средний плюс" и целями в духе "увеличить осведомленность о бренде на 3 пункта", что серьезно осложняет задачу. Поэтому, в первую очередь, необходима встреча с заказчиком и уточнение всех деталей, кажущимися ему очевидными и несущественными. Затем пишется новая версия документа — креативный бриф, который учитывает все ключевые аспекты: психологический портрет представителя целевой аудитории, его привычки и образ жизни, истинные цели и задачи, которые должна решить телевизионная реклама. Лишь после этого начинается самый сладостный и мучительный процесс — создание идеи и сценария, на пути к которым пытливого копирайтера и его верного напарника арт-директора поджидает масса неожиданностей и преград.

Самые распространенные и неизбежные — деньги и сроки. Их всегда не хватает. Заявленные бюджеты идут вразрез с ожиданиями клиента, который тайно надеется на фильм "Аватар", но деньги имеет только на павильонную съемку. Бездушный менеджер методично теребит за плечо, напоминая о дедлайне, а необходимость выдать бриллиантовую идею к строго установленному времени порой парализует волю.

Времени на рефлексию, впрочем, тоже нет, приходится действовать быстро. Каждый ищет вдохновение по-своему: можно истово гуглить и смотреть чужие работы, можно творить по науке, используя различные приемы и методики, устраивать брейн-штормы с коллегами, сидеть в темноте, слушать один трек по кругу, да хоть советоваться с мамой. Главное — в итоге получить Хорошую Идею. Хорошую Идею не перепутаешь ни с чем: в ней сходятся бриф, чаяния клиента и собственные представления о прекрасном, она выглядит идеально, она стреляет точно в цель, от нее внутри всё поёт. Если креативный директор разделяет настроения авторов идеи ролика, ее начинают готовить к презентации клиенту. 

Сам сценарий TV ролика, представляемый клиенту, не сильно похож на классический киносценарий — скорее, это комикс, состоящий из текстового описания действия в кадре, иллюстрации к нему и текста озвучки (закадрового голоса или прямой речи). Есть общее правило: чем наглядней и ярче будет представлен сценарий, тем выше шансы, что ожидания заказчика совпадут с видением агентства. Поэтому не стоит скупиться на вспомогательные средства — те же референсы, аниматики (слайд-шоу), картинки, клипы — что угодно, что поможет вам выглядеть убедительней, раскрыть идею и успешно продать ее клиенту, ура!

Но это не конец — самое сложное начинается после согласования сценария. Босс этого уровня — комментарии клиента. Выясняется, что кошку, на которой строится весь сюжет, показывать нельзя, потому что это намек на конкурента, в романтический ролик нужно добавить детективную линию, а герой должен весь ролик ходить с продуктом в руке. Порой для того, чтобы отстоять первоначальное предложение, в котором все находится в хрупком равновесии, приходится потратить едва ли не больше усилий, чем на создание самой идеи.

В целом, перед авторами сценария рекламного ролика стоит ряд нетривиальных задач: передать все достоинства продукта, учесть все клиентские представления пожелания и в итоге получить результат, который будет иметь к своим создателям хоть какое-то отношение. Так что большие сложности, чем при написании сценария, можно ощутить только при написании статьи о том, как пишутся сценарии — ведь каждый раз это совершенно новая интересная задача.

Алена Калюнова: "Работа сценариста схожа с фигурным катанием".

Алена Калюнова — ведущий редактор сценарно-редакционного отдела "Беларусьфильма", сценарист игрового и документального кино. Работала режиссером монтажа на московских телеканалах, а также редактором в Купаловском театре.

— Я писала с детства в самых разных жанрах. А непосредственно сценарии начала писать в начале 90-ых, когда работала в монтажном цехе. Конечно, никому ничего я тогда не показывала. Но однажды в Москве встретила режиссера Александра Хвана, а он захотел прочесть написанное. Утром следующего дня Саша сказал, что берет сразу два сценария. Это был год, когда его картина "Дюба-дюба" представлялась в программе Каннского фестиваля. Саша был на пике славы, раздавал интервью и представлял меня своей "Франсуазой Саган". Потом несколько лет мои сценарии активно брали и белорусские режиссеры, например, такие мастера как Виталий Дудин и Вячеслав Никифоров, а также москвичи — актеры Сергей Шакуров, Никита Джигурда. Но началась полоса малокартинья, и мой эффектный дебют в профессии так же бурно завершился, сколь и начался. С того времени я написала более двадцати сценариев игрового и документального кино, из которых пока поставили всего четыре. Самое забавное, что главную награду в жизни мне принесло не кино, для которого я работала более 20 лет, а театр, где я написала всего пару пьес и стала лауреатом Национальной премии.

Рынок Беларуси очень маленький: одна государственная студия и несколько небольших кинокомпаний со скромным объемом производства. Парадокс заключается в том, что студии хотели бы снимать кино и нуждаются в сценаристах, но большая часть идей остается на бумаге из-за отсутствия финансирования. Поэтому работу, на мой взгляд, найти легко, но получить вознаграждение увидеть результат на экране гораздо сложнее. Собственно поэтому, очень многие белорусские сценаристы работают в Москве.

Я сравниваю работу сценариста с фигурным катанием. Есть "школа", где ты должен показать уровень технической подготовки. А есть короткие и произвольные программы, где все исполняют одинаковые элементы, но кто-то делает это великолепно и становится чемпионом, а кто-то нет. Мне кажется, что для написания сценария, помимо владения профессией, необходимо умение постоянно удивляться, увлекаться темой, влюбляться в своих героев. Есть такое понятие — эмпатия, способность переживать чувства другого человека. Мне кажется, именно это свойство помогает сложить сюжет будущего фильма, наполнить его жизнью, чувствами, волнением, которые потом передадутся зрителю.

Сколько на это нужно времени? Очень по-разному получается. Сценарий полнометражной психологической драмы "Инсайт" о возможности исправить любую ошибку в жизни я писала почти десять лет с перерывами. Это сложный и дорогой для меня материал. А для написания одной серии стандартного сериала, чем я занималась, работая в Москве, как и многие мои коллеги, иной раз достаточно и недели.

Как только сценарист отдает свой текст режиссеру, он превращается в некое подобие суррогатной матери. Вроде в сценарии все плоть от плоти твое, кровное, родное, но в то же время ты уже не властен ни над чем. Кино — коллективное творчество и автор только один из целой группы его создателей. Такова специфика профессии. Наверное, ни один из сценаристов полностью не доволен результатом, я в этом смысле не исключение, но другого просто не дано. Для создания хорошего фильма, по большому счету, решающим становится не столько владение профессией и способности, сколько удача. Должно сойтись слишком много благоприятных обстоятельств и полное совпадение в видении с режиссером — одно из таких условий.

В большинстве случаев, сужу по себе и по знакомым коллегам: сценаристы и режиссеры, в какой-то момент устают от ремесленной однообразной работы и начинают тосковать по настоящему, большому кино. Но сейчас кинопроизводство очень коммерциализировано и мы, по сути, делаем деньги, а не фильмы. Вот и у нас, в Беларуси, главная задача, которая поставлена перед киноотраслью, — это окупаемость фильма, а не его художественный уровень, духовная ценность и важность темы. Поэтому приходится годами ждать, когда выпадет возможность заняться не кинокоммерцией, а киноискусством. Я, к примеру, уже несколько лет жду, когда появится возможность реализовать 4-серийный сценарий о неизвестном нам, по сути, Янке Купале и судьбе белорусской интеллигенции начала ХХ века. Этот сценарий был принят министерством культуры, но затем отклонен как коммерчески неперспективный. Но я уже научилась быть терпеливой. В жизни любого стоящего сценариста обязательно наступает момент, когда тебе уже не интересно быть просто автором фильма, тебе хочется быть автором фильма, который запомнится зрителям, который не мог не выйти на экраны. Рано или поздно.

Татьяна Рудаковская: "Со сценаристами у нас беда".

Татьяна Рудаковская — журналист, телеведущая, сценарист телевизионных передач и проектов, заместитель директора дирекции утреннего вещания телеканала ОНТ.

— Со сценаристами у нас беда. А хорошего сценариста — вообще днем с огнем не сыскать. И такая ситуация не только в белорусском медиа пространстве. От коллег из Киева и Москвы слышу те же жалобы. Посмею предположить, что дело все-таки не в отсутствии талантливых людей. Как мне кажется, первопричина в оплате труда "пишущей головы". Она не столь высока, как хотелось бы, и не исчисляется шестизначными цифрами. Я имею в виду сценаристов-телевизионщиков. В кино и театре — по-разному, там другие контракты. И потому, не успев зародиться и блеснуть, умирает телевизионная сценарная братия. А точнее растворяется в других сопутствующих профессиях.

Мой коллега — актер и телеведущий Валерий Кащеев — часто говорит: "Даже самый лучший режиссер не спасет плохой сценарий". И это правда. Только, увы, не все это понимают. А потому сценарист на телевидении — это, как правило, более-менее талантливый журналист, телеведущий, режиссер и порой даже продюсер. Они занимаются сценарным делом, так сказать, в нагрузку к своим непосредственным обязанностям. Именно так когда-то сценаристом стала и я. Попросили написать. Написала. Похвалили. Потом снова попросили. Снова похвалили. И понеслось…

Я не зря нарочито подчеркнула "похвалили". Это очень важно. У нас же творческих людей "Эго" — о-го-го. Я бы даже сказала "Эго-го-ище". И художника обидеть может каждый. Не раз наблюдала, как желание писать у моих юных коллег погибало в зародыше от чьей-то обидной фразы. И если шеф-редакторы, которые вычитывают сценарии, люди, как правило, корректные (сами когда-то писали и пишут), то ведущие — люди эмоциональные. И услышав от телезвезды фразу "кто написал эту чепуху", мои юные коллеги-сценаристы сдавали позиции без боя, с фразой "если такие умные — пишите сами".

Это только кажется, что написать текст ежедневной информационно-развлекательной программы просто. Я не буду говорить про поиск информации, выбор стиля написания под манеру того или иного ведущего. Здесь главное другое. Сценарий кинофильма можно переделать в процессе съемок. Сценарий театральной пьесы также можно доработать после премьеры. А вот сценарий телевизионной программы, которая выходит в прямом эфире, увы, не предусматривает работы над ошибками, и ее не подкорректируешь дважды. У сценариста есть только один шанс высказаться доходчиво и по возможности точно.

Честно говоря, я больше люблю работать над большими телевизионными проектами. Вот где раздолье для сценариста. У меня таких работ было немало. "Две звезды", "Вечера в Мирском замке", "Сан-Ремо в Минске", "Телевершина", "Белорусские песни. Новая версия" — все уж и не вспомню. Такие сценарии нереально писать на работе. Здесь надо ловить вдохновение, которое часто приходит под покровом ночи. Один мой коллега, достаточно известный сценарист, как-то сказал, что пишет только после 100 граммов коньяка. У него якобы открываются чакры. Попробовала. После 100 граммов коньяка у меня закрываются и чакры, и глаза. В общем, не мой вариант.

Так вот, своими крупными телевизионными проектами я горжусь. Одни "Вечера в Мирском замке", когда каждый из концертов предваряли мини фильмы об истории замка, чего стоят! Пришлось перерыть такую гору книг, статей… Общий объем всех сценариев потянул на листов 100-150 (это, кстати, объем сценария для полнометражного художественного фильма). После этого проекта я смело могу работать экскурсоводом по Миру и Несвижу. Та же самая история была с "Сан-Ремо в Минске". Сценарий съемок в Италии пришлось писать заочно. На месте, разумеется, все полетело в тартарары. Корректировали на итальянской стороне, за 5-10 минут до съемок. Но в этом был такой драйв. Огромная доза адреналина, даже, вспоминая об этом спустя годы, щеки розовеют.

Были у меня и провалы, а как же без этого. Довелось как-то выступить сценаристом одного сезона "Эстрадного коктейля". Продюсеры поставили задачу написать в стиле "скетчей". Я сразу сказала, что не клоун и не Иван Ургант. "Ты себя недооцениваешь", — услышала я в ответ. Да, ребята, может, я себя и недооцениваю, но сильные и слабые стороны точно знаю. Юмор — не мой конек. Написала. Одобрили. А как дошло дело до съемок — получилось несмешно. Плакала. Ну, а что делать, не все коту Масленица. Несколько лет назад я закончила Минскую киношколу по специальности "киносценаристика". Хочу попробовать себя в кино. Пока все идеи у меня в голове. Надеюсь, в ближайшее время воплотить их на бумаге. Потому что люблю писать. И хочу писать!

Елена Антонишина: "Если ты не собираешься сообщить зрителям что-то новое, неизвестное, увлекательное, лучше не начинай"

Елена Антонишина — сценарист документального кино, редактор, автор проектов. Среди ее работ сценарии к фильмам "Фауст Радзивилла", "Легенды Несвижа", "Рана в сердце. М.К. Огинский". Многие ее картины — номинанты и призеры международных фестивалей.

— По образованию я инженер. Работала в Институте тепло-массообмена АН Беларуси. Окончила аспирантуру и готовилась к защите диссертации по теме "Низкотемпературная сушка зерна в псевдоожиженном слое". Казалось бы, ничего общего с теперешней моей работой. На самом деле, именно диссертация научила меня основам сценарного мастерства — поиск материала, умение представить его так, чтобы тебя слушали, изложить связно и логично в письменном виде. Мне в то время очень помог мой папа. Он сказал: "Не рассчитывай на подготовленную аудиторию. Постарайся писать и говорить о сложном так, чтобы тебя понял шестилетний ребенок". Я убедилась, что это работает. Отец, сын и дочь были моими первыми зрителями. На них я тренировалась не упускать внимание слушателя, училась быть рассказчиком. А человеком, который понял, что рассказ историй может стать моей профессией, стал режиссер и продюсер Владимир Бокун. Он меня пригласил на проект "Судьба человека", и "сделал" из меня сценариста.

Я встречала людей, которые фонтанируют сценарными идеями, но абсолютно не способны облечь их в связную и, одновременно, увлекательную форму. Поэтому не слишком доверяю словам "талант" и "творчество". А вот "мастерство" — это очень правильное слово в применении к нашей профессии. А, как известно, чтобы стать мастером своего дела, нужно много работать. В данном случае — писать и, главное, читать. Причем не только то, что пишут другие, но и свои тексты. И лучше вслух. Потому что написанные тобою слова в фильме будут звучать. Услышать то, что ты написал — лучшая проверка текста на качество. Так что, это можно считать правилом сценариста №2: "читай свое вслух". Если в комнате в это время вяжет носок твоя бабушка, если она отложила спицы, задает вопросы, комментирует — короче, подключилась к сюжету — значит, написанное тобой почти сценарий.

Все что происходит дальше — командная работа. И каждый член команды вправе вносить свои замечания, предложения и предъявлять требования. Поэтому работа сценариста начинается задолго до редактора, режиссера, оператора, администратора, звукорежиссера, режиссера монтажа и остальных членов команды. Заканчивается она финальными титрами. Если фильм получился, на премьере чувствуешь себя не "творцом", а выжатым лимоном. А творчество, это только в начале. Это когда бабушка спицы отложила и смотрит на тебя с восхищением. Но, как правило, от варианта, который ты вслух читал бабушке остается процентов 10.

Логичный вопрос — почему мне это нравится? Потому, что я каждый день узнаю что-то новое. Каждый герой, каждая тема — это большая исследовательская работа и, в результате, открытие. И тут вступает в силу самое главное правило сценариста. Правило №3: Если ты не собираешься сообщить зрителям что-то новое, неизвестное, увлекательное, лучше не начинай. Сценарий — это возможность поделиться тем, до чего еще никто-никто не додумался. А ты уже знаешь. И можешь рассказать. И, даже, с помощью всей команды, показать. Здорово, правда?

Автор: Надежда Клементенок

Комментарии

Популярные события

Выходные в городе

ЖурналWhere Minsk

Новости

Популярные|Последние
 
 
Uber: как стать отличником
 
 
В Минске высадился "Городской десант"
 
 
Модный бизнес: BelTexIndustry 2017
 
 
"Умный Минск" приглашает детей и их родителей на новую научную программу "Химия 2"
 
 
Новая коллекция от Belarusachka

© 2012-2015, LLC Travel-Press
База данных сайта и всех его поддоменов является интеллектуальной собственностью LLC Travel-Press и охраняется законом.
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.